Чт, 28 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33

"Гони! Мы их задержим!"

Софья МИЛЮТИНСКАЯ | 12.03.2018

18 апреля 1925 года в селе Сухая Лубна (сегодня оно принадлежит Липецкому району) в крестьянской семье Константиновых родился первенец – доченька Ксения.

Семья жила небогато, но дружно. Родители, Семён Григорьевич и Арина Семёновна, не боялись труда. Вот и Ксения с малолетства помогала маме и папе. И уже тогда, в свои детские годы, нередко совершала поступки, на которые отважится не каждый взрослый.

...Однажды на окраине села она увидела мальчишку, которого обступили большие собаки. Тот прижался к забору, а забраться не мог — был ещё мал. Калитка находилась неподалёку, а достать её мальчишка не смел — собаки стояли слишком близко.

Ксения, которой на ту пору едва исполнилось семь лет, схватила палку и бросилась на защиту. Конечно, разогнать разозлённых собак не смогла и очень скоро сама оказалась рядом с мальчиком, прижатая к тому же забору, да ещё с прокушенной ногой. И в эту полную страха и отчаяния минуту девочка совершила неожиданное: упала на четвереньки, словно на миг превратившись в собаку, и громко отчаянно зарычала. Псы отпрянули, а Ксения, не растерявшись, схватила мальчика за руку, метнулась к калитке и втолкнула его туда. Сама не успела: собаки уже пришли в себя и снова сомкнули кольцо. Но, к счастью, в тот момент возвращались с полевых работ мужчины и разогнали псов.

...В 1939 году Ксения с отличием окончила семилетнюю школу и поступила в Липецкую фельдшерско-акушерскую школу (сегодня – медицинский колледж). Её тоже окончила с отличием и начала работать.

"ИЗВИНИ МЕНЯ, МАМА..."

Второй день Великой Отечественной войны шестнадцатилетняя Ксения встретила в военкомате. Просилась на фронт, даже плакала. Но воевать не разрешили ввиду юного возраста. Вторая попытка (уже в 1942 году, всё-таки на год постарше стала!) тоже обернулась неудачей. А в третий раз Ксения добилась-таки разрешения. Родным ничего не сказала. И ранним февральским утром 1943 года потихоньку ушла из дома. Даже записку оставить побоялась: вдруг мама примчится к военкомату?

Мама и примчалась, едва догадалась о поступке дочери. Да было уже поздно. А вскоре получила коротенькое письмо: «Извини меня, мама, иначе я не могла поступить...» Вот и всё, только одна строка...

Ксения окончила краткосрочные курсы медсестёр и весной 1943 года была зачислена санинструктором в 3-й батальон 730-го стрелкового полка 204-й стрелковой дивизии. Эта дивизия сражалась на Курской дуге. И старшина медицинской службы Ксения Константинова тоже сражалась. Однополчанам говорила, что ей уже двадцать пять, и потому жалеть и беречь её не надо. Но бойцы смотрели на худенькую девочку и понимали: до двадцати пяти-то ей далеко. Удивлялись силам: Ксения выносила раненых без устали, словно не чувствуя тяжести. Однажды вытащила старшину батальона по фамилии Зирденко (ему перебило обе ноги), который потом утверждал, что весит 105 килограммов.

В одном из боёв Ксению ранило осколком снаряда. Она попала в госпиталь, но долго лежать не стала: едва поднявшись на ноги, вернулась к своим. «Как же они без меня? – сказала девушка главврачу. – Ведь их никто не вытащит с поля боя. Так и будут там лежать до нашей победы?»

...Снова передовая. Снова бои. Ксения, казалось, вообще никогда не спала: каждую минутку посвящала раненым. Если не требовалось оказывать медицинскую помощь, писала под диктовку письма, причёсывала бойцов, стирала их одежду.

ПОДВИГ

В сентябре 1943 года дивизию перебросили на Витебское направление. Батальон, в котором служила Ксения, сражался у деревни Узгорки за участок шоссейной дороге Смоленск-Витебск. 1 октября солдаты выбили фашистов из Узгорок. Тяжелораненых оказалось очень много, медикаментов на всех не хватало, а помощь требовалась срочная. Многие солдаты находились без сознания, никто из раненых не мог ходить. Ксения пешком отправилась в медсанбат, а вернулась уже в повозке. Бойцы ждали сестричку в лощинке. Ксения стала оказывать помощь и одного за другим переносить солдат в повозку. Но места всем не хватило, несколько человек ещё остались. Решили, что ездовой сейчас отвезёт раненых в медсанбат и вернётся за остальными. Повозка только-только тронулась с места, как показалась большая группа гитлеровцев — около ста человек. – Скорее уезжай! – крикнула Ксения ездовому. – Мы задержим их! Гони!

Повозка скрылась за кустами. А здесь, в лощине, осталось несколько бойцов, которые не могли сражаться. Фашисты не видели их — лощинка была глубокой, а люди не подавали признаков жизни. Поэтому никакого «мы» на самом деле не было, и Ксения это знала. Крикнула так только затем, чтобы ездовой не остался, а уехал и спас людей.

Фашисты приближались, как та давняя стая псов. Противостояла им всего одна девушка с автоматом в руках. Она перебегала с места на место, стараясь не попасть под пулю. И увела врагов так далеко, что лощинка и вовсе стала им не видна. Отбивалась до последнего патрона.

…Её взяли в плен совершенно безоружную. Окружили. Их было около восьмидесяти — примерно двадцать Ксения убила. Изверги учинили расправу: отрезали девушке нос, выкололи глаза и прибили колом к земле. Так её и нашли наши солдаты... А раненые остались живы — все.

4 июня 1944 года Ксении Константиновой присвоили звание Героя Советского Союза. Там, где она погибла, теперь стоит обелиск.

Имя героини носит Елецкий медицинский колледж. И смоленский — ведь Ксения погибла в тех краях. Укреплена и мемориальная табличка на Липецком медицинском колледже, где девушка училась. И в Липецке есть площадь Ксении Константиновой. Если доведётся пройти по ней, дорогие ребята, вспомните о том, что сейчас узнали.

 

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных