Чт, 28 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33

История фотографии

26.05.2017

ЗУБ В АТАКУ ПОВЕЛ

Молодого бойца, лечащего зуб, зовут Виктором, а фамилия, к сожалению, неизвестна. В мирное время Виктор панически боялся дантиста, всячески избегал его. Правда, поводов для посещений врача особых не было.

Началась Великая Отечественная война. И в первый же месяц на фронте у Виктора разболелся зуб. Поболел день-другой – и утих. Да ненадолго. С конца лета 1941 года у солдата Виктора появился собственный зубной «будильник». И курьёз, и всерьёз – зуб болел накануне боёв и атак, планируемых и неожиданных. Заболит – начнёт Виктор искать врача, а тут в бой идти.

В общем, стал этот зуб среди наших бойцов просто притчей во языцех. Однополчане, смеясь, просили Виктора терпеть до конца войны, чтобы всегда знать, когда фашисты атаковать начнут. А Виктор и сам никак до врача добраться не мог, и дело топталось на месте. Месяц, другой, полгода, год...

«Будильник» не качался, не рушился и дырок в нём не было. Но болел раз от разу всё сильнее. А самостоятельно вырвать зуб Виктор боялся.

И вот наступил канун дня, запечатлённого на фотографии. Шёл бой за высоту местного значения. Высота постоянно переходила из рук в руки. Наши солдаты измотались до предела, а победа всё не давалась. Немцы расположились на крутой части, под обрывом. Наши позиции были не столь выгодны.

И тут, вопреки всем правилам, в самый разгар боя, зуб заболел. И не просто заболел, а прямо-таки зверски! От боли, смертельной усталости и всех пережитых военных тягот Виктор потерял терпение, осторожность и страх смерти.

– Да что же это! Фрицы не дают к врачу сходить! Прикройте, ребята!

И, почти не пригибаясь, побежал вперёд, прямо к обрыву. Уверенные в том, что товарищ сейчас погибнет, наши бойцы кричали ему вслед, пытаясь остановить. А потом открыли яростный огонь, отвлекая от Виктора фашистов.

То ли эти действия, то ли сама удача в тот день берегла Виктора. Он подбежал чуть ли не вплотную к врагам, быстро метнул несколько гранат и благополучно успел уйти. Правда, возвращаясь, не удержался и свалился в канаву, с ног до головы испачкавшись в грязи (на снимке он в чужой форме, своя сохла после стирки).

Высота была взята. Как шутили однополчане, «зуб в атаку повёл». Виктору в тот же день товарищи привели дантиста, который удалил больной зуб. А за храбрость молодого солдата ещё и медалью «За отвагу» наградили.

ГАЛЯ-ТАТЬЯНА И СЕРГЕЙ - ОНЕГИН

Эта фотография Ивана Александровича Нарциссова называется «Смотр художественной самодеятельности». Сделана она тоже в 1942 году, и тоже на Калининском фронте.

Непостижимо: между кровавыми боями, в тяжелейших походных условиях наши солдаты находили в себе силы состязаться во владении художественным словом, музыкальным инструментом или в певческом мастерстве.

Девушку зовут Галина Наговицына. В 1942 году ей исполнилось 19 лет, она была санитарным инструктором. А парень справа – Сергей Комольцев (или Комолов, в рукописи Нарциссова написано неразборчиво).

История этого художественного номера удивительна, как удивительны Галя и Сергей и каждый их поступок. Галя с первой же встречи (это случилось ещё в 1941 году) поняла, что полюбила Серёжу. Он же, по характеру молчаливый и спокойный, своих чувств не обнаруживал, лишь изредка краснел, когда во время обедов оказывался рядом с Галей.

Шли тяжёлые бои под Ельней. Во время атаки Сергея ранило в ногу. Это не было бы опасно для жизни, но солдат Комольцев потерял сознание и, как следствие, очень много крови. Галя с трудом нашла его в канаве наполовину засыпанного землёй. Вытащила, перебинтовала и потащила в санитарный пункт. Придя в себя, Сергей отказался от госпиталя, ссылаясь на то, что скоро сможет ходить. И в этот самый момент Галя поняла, что он боится расстаться с ней...

Поняла – но на том пока значилось многоточие. Продолжались тяжёлые бои, сражались наши солдаты за родную землю. Сражались молчаливый Сергей и задорная Галя. Если бы понадобилось, оба без колебаний отдали бы друг за друга жизнь. Но признаться в своих чувствах не решались. А время шло...

Однажды в момент затишья кто-то из бойцов предложил провести конкурс художественной самодеятельности. Идея моментально вызвала отклик, улыбки, смех: исстрадавшиеся, уставшие солдатские души хотели хоть минутку мирной жизни. Стали с энтузиазмом вспоминать любимые песни, частушки, стихи. Галя вызвалась исполнить «Ой, мороз, мороз» – все знали, что у девушки очень хороший голос. И вдруг в разгар весёлого обсуждения один пожилой боец совершенно серьёзно сказал:

– Галина! О том, что ты красиво поёшь, мы знаем. Прочти-ка лучше нам стихи!

Девушка смутилась: стихов она знала мало. Но солдат не отставал:

– Пушкина бы. Что-нибудь о любви... Ты помнишь письмо Татьяны Лариной?

– Нет.

– Не беда! Мы сейчас сообща его вспомним. Ты запишешь и выучишь. А на смотре нам прочитаешь. Сделай уж старикам приятное, доченька.

Как отказаться? И Галя, смутно угадывая подвох, согласилась. Бойцы тут же начали вспоминать. Правда, полностью письма не одолели, но всё-таки добрались до строчки «Но, говорят, вы нелюдим...». Девушка начала учить. В день смотра вышла на сцену (специально со­орудили деревянный настил) и начала:

– Я к вам пишу, чего же боле...

– Что это такое? – неожиданно пробасил голос того самого солдата. – Что за письмо без Онегина? Ну-ка, ребятки, давайте, что ли, Серёгу попросим выйти на сцену. Читай ему, Галечка. Солдаты рассмеялись, захлопали, стали подталкивать вперёд молодого бойца. Совершенно смущённая, сбитая с толку, раскрасневшаяся, Галя начала снова. Сначала робко, а потом, как видно по снимку, уже уверенно и искренне. Конечно, она всё поняла, но ничуть не сердилась на однополчан. Понял и Сергей...

Неизвестно, суждено ли было этим двум людям навсегда связать свою судьбу. Но в тот же вечер Серёжа признался Гале в любви.

 

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных