Пн, 27 Сентября, 2021
Липецк: +10° $ 72.56 85.49

В Раненбург к купцу Григорьеву

Павел ЖУКОВ | 24.11.2016

В середине 19-го века Чаплыгин, носивший тогда имя Раненбург, считался полновесным купеческим городом. Удачное географическое расположение позволило ему стать перевалочным пунктом в торговле между западной частью Российской империи и восточной. Только представьте: на пять тысяч жителей приходилось более трёхсот купцов, державших полторы сотни лавок. И тогдашние бизнесмены из других городов, отправляясь на крупнейшую Нижегородскую ярмарку, в ценах ориентировались на раненбургских коллег.

До наших дней в Чаплыгине дожил большой кирпичный дом, расположенный напротив Вознесенской церкви. Ему, по самым скромным подсчётам, более ста пятидесяти лет. Тогда, в середине 19-го века, дом принадлежал богатому купцу Евграфу Петровичу Григорьеву. Краеведам удалось выяснить, что владелец строения был причислен к купцам третьей гильдии. А своё состояние сделал на скобяных товарах и крупе. Но вот фотографий Григорьева, к сожалению, не осталось. Его потомки сейчас живут где-то в Европе, и связаться с ними пока не удаётся.

Вообще, в Чаплыгине сохранилось много купеческих особняков. Но все они сильно потрёпаны годами. Так сильно, что их облик и внутреннее убранство изменились до неузнаваемости. А вот дому Григорьева повезло – он, став административным зданием при советской власти, сильных изменений не претерпел. Новые хозяева тоже не стали ничего менять. Поэтому руководители Чаплыгинского района и выбрали его для музея купеческого быта.

Заведует музеем Ирина Евгеньевна Пашовкина. Благодаря её усилиям кажется, будто попал не в музей, а в жилой дом. И вот-вот здесь появится сам купец Григорьев.

Ирина Евгеньевна рассказала, что план дома Григорьева удалось отыскать в рязанском архиве (Раненбург в то время относился к Рязанской губернии). По нему и реконструировали здание. Поэтому расположение комнат точь-в-точь совпадает с тогдашним.

Экскурсия по музею начинается с большого подвала. Построен он таким образом, что там в любое время года держится одна температура – плюс двенадцать градусов.

Гостей музея в подвале ждёт бонус – можно отведать бочковых огурцов, помидоров, хрустящей капустки оригинального засола и мочёных яблочек по старинным рецептам. Здесь сотрудники могут и стол накрыть, как это делали купцы для своих гостей, когда в верхних покоях становилось жарко.

Кроме бочек, в подвале стоят корзины, в которых хорошо хранятся свежие овощи и фрукты. Рядом с ними мешки с мукой и крупами.

Здесь же купеческая прислуга устраивала ледник для хранения мяса, рыбы, молочных и других скоропортящихся продуктов. Лёд кололи на реке, привозили на санях, выстилали опилками. С тех времён сохранились даже кольца и крюки для подвешивания копченых продуктов. Правда, сейчас куски мяса заменяют муляжи, но выглядят они очень реалистично. Ну а как без весов распоряжаться всем этим продовольственным богатством? Есть здесь и весы, они старинные, тоже из 19-го века.

Дальше – следующая купеческая разумность. Прямо из подвала сразу попадаешь в лавку купца, куда ведёт тяжеленная дубовая дверь. В самом центре стоит большой стол со старинным дровяным самоваром… на сорок литров (лично я первый раз увидел такой). На прилавке – предметы купеческой торговли: счёты, весы, гирьки. Напротив – сундук, обклеенный изнутри любопытными экспонатами: облигациями 1919 года и газетой выпуска 1906 года. Сундук музею подарил местный житель.

В соседних с лавкой комнатах селилась прислуга, что тоже очень разумно. Там стоят простая железная кровать, убранная подзорами и подушками в наволочках ручной вышивки, рядом – русская печь, а на ней таганок с ухватом. В углу маслобойка, прялка, рубель – катальные палки для глажки белья.

На втором этаже, куда из прихожей ведёт широкая лестница, устланная красным ковром, находятся жилые комнаты и ученическая. В ней, кроме привычных парты, мела и счётов, есть ещё старинный дубовый киот с иконой предположительно Казанской Богородицы. Ведь прежде, чем приступать к занятиям, ученики молились. В домашнем классе находится и неотъемлемый атрибут той эпохи, который заставляет вздрагивать юных посетителей музея. Потому что атрибут этот – ведро с розгами. Как известно, в России телесные наказания были отменены лишь в 1904 году, а в 19-м веке их активно применяли в учебном процессе.

В гостиной можно потерять голову тем, кто обожает красивые предметы убранства дома. Здесь любуешься старинной горкой, в которой выставлена праздничная фарфоровая посуда, свидетельница достатка хозяина дома. Мимо шкафов, стола, покрытого зелёным сукном, буфета, зеркала с рисками тоже не пройдёшь. И так захочется посидеть за ломберным столиком на четырёх игроков, который реставрировали местные умельцы. Столик непростой: раскладывающийся, и столешница его фанерована шпоном красного дерева. Напротив – старинный чёрный рояль, наверняка предмет вожделения и юных, и взрослых музыкантов. В общем, жили купцы не только богато, но и со вкусом.

Судя по тому, что есть здесь и девичья комната, у купца Григорьева была дочь или дочки. И жили они удобно и комфортно. В их обители – столик ручной работы, сделанный мастером конца 19-го века, и угловое кресло, в которое садились, чтобы заняться рукоделием. А в детской стоит кроватка из стали на цепях, которую в те времена могли приобрести лишь обеспеченные люди. Значит, был у купца и внук, а может быть, внуки.

Хоть открылся купеческий музей всего полгода назад, в нём уже более пятисот экспонатов. Кое-чем поделился Чаплыгинский крае­ведческий музей, существующий давно. Но основную часть принесли местные жители. Например, одна бабушка, которой более девяноста лет, подарила деревянные блюда под мясо. В её семье они передавались из поколения в поколение. Хорошо, последнее не воспротивилось расстаться с этой реликвией.

Есть в купеческом музее и новые вещи. Но сделаны они под старину. Их мало: разве что обеденный стол да стулья. Но и с ними распрощаются, когда найдут что-то подходящее из той эпохи. Всё остальное – оригинальные вещи. Почти все они попадали в дом Григорьева в плачевном состоянии. Но кропотливые реставраторы возвращают им былой вид, и они становятся завидными экспонатами. Не стали обновлять лишь одно из зеркал. Ему более сотни лет, поэтому в некоторых местах оно покрылось тёмными пятнами и разводами, что подчёркивает большой возраст экспоната. А посетители, особенно школьники, часто говорят, что зеркало нужно помыть.

Скоро в музей приедет швейная машинка известной фирмы «Singer», которой «по паспорту» тоже более века. Но она, что удивительно, до сих пор работает.

Вот так и собирается фонд музея. Ирина Евгеньевна уверена, что он постоянно будет пополняться. Коренные чаплыгинцы, которые успели полюбить этот старый новый дом, обязательно найдут для него ещё что-то подходящее. Не могут они не найти, ведь в их городе некогда было триста купцов!

 

 

Фото Павла ОСТРЯКОВА

Фото Павла ОСТРЯКОВА

Фото Павла ОСТРЯКОВА
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных