Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

"Мы - наследники Победы"

15.06.2010

Так называлась городская акция липецких школьников, о которой вы прочитали в одном из прошлых номеров «Ключика».

Она уже позади. Но читатели продолжают присылать в редакцию письма с рассказами о своих прабабушках и прадедушках. В школах до последних дней учебного года проводили «военные» классные часы. На наш электронный адрес почти каждый день приходили приглашения на церемонии награждения творческих конкурсов, посвящённых великой дате. Вот и получается, что акция «Мы – наследники Победы» продолжается. А иначе и быть не может. Ведь этот юбилей – событие не одного дня, а всего года. Поэтому на страницах «Золотого ключика» вы, дорогие читатели, и впредь будете читать публикации о войне, её героях и нынешних ребятах и взрослых – тех, кто старается, чтобы не оборвались ниточки памяти.

Случайный попутчик

Как-то два года назад мне довелось поехать в Москву на зимние каникулы к родственникам. В купе, кроме нас с папой, ехал пожилой человек. На вешалке висел его пиджак, на котором были ордена, медали и орденские планки. Я сразу же проникся уважением к попутчику, мне захотелось поговорить с ним, но никак не мог набраться смелости начать разговор. Тогда я вообразил себя корреспондентом областной детской газеты «Золотой ключик», берущим интервью, и решился. Тем более повод для этого представился сам собой. Когда он попытался поставить свой, видавший виды, чемоданчик на верхнюю полку, я предложил ему свою помощь. Он вежливо поблагодарил и, когда поезд тронулся, спросил:

– Ну что, небось, в Москву едешь?

– Да, – ответил я, – в Москву. Первый раз еду. А Вы были в Москве или тоже едете впервые?

– Да нет, в Москве я бывал не раз. А вот первую поездку в столицу запомнил на всю жизнь.

– А чем Вам запомнилась та первая поездка?

– А тем, что в 1941 году наш эшелон необстрелянных новобранцев попал под бомбёжку и немногие тогда уцелели. Мы ехали защищать Москву.

Он закашлялся и, извинившись, сказал:

– Ты посиди пока, а я пойду покурю.

Когда он вернулся, то со смущением посетовал на то, что никак не может избавиться от этой пагубной привычки.

– Я ведь до войны спортом занимался, лыжами. Это уж когда в составе лыжного батальона разведчиков довелось больше двух суток лежать на снегу, тогда-то ребята и предложили табачку, для сугреву. Морозы стояли лютые. И кругом открытое пространство, ни спрятаться, ни костерок развести, вот и закурил. До сих пор и курю. Понимаю, что вредно, а бросить уже не могу, – он снова продолжительно закашлял.

– А как Вы узнали о начале войны?

– Двадцать первого июня, как сейчас помню, после киносеанса в сельском клубе мы пошли провожать девчонок. Где-то играла гармонь, слышался смех. Ничто не предвещало не то что войны, а даже простой ссоры с кем-нибудь. Рано утром мы, как обычно, выехали на сенокос. В разгар дня приехал бригадир. Ещё издали он махал руками и что-то кричал. Когда подъехал поближе, мы услышали страшное слово: «Война!». Я, как и все мои сверстники, на другой день отправился в военкомат. Но там мне сказали: «Твой фронт – тыл. Кто будет сено косить, солдат кормить? Вот исполнится восемнадцать лет, придёт и твой черёд».

Он и пришёл осенью сорок первого. Сначала была повестка, затем краткие курсы, где нас по ускоренной программе обучили обращению с оружием, научили метать гранаты. Всему остальному приходилось учиться на войне.

На какой-то миг я представил себя лежащим на снегу под пронизывающим ветром и подумал о том, смог ли бы я выстоять. Не струсить, не отступить, не предать. И я спросил:

– Скажите, а Вам было страшно на войне?

– Не верь никому, если кто-то скажет, что он ничего не боялся. Да, было страшно, и не мне одному. Но больше я боялся не смерти, а того, что мог бы не оправдать надежды тех, кого я ушёл защищать. Страшнее было струсить. Страшно было видеть, как в атаке рядом падает твой друг… – При этих словах он хитро прищурился и опять замолчал.

Мне очень хотелось послушать ещё, и я спросил:

– А в Берлине Вы были?

– Нет, не довелось, хотя всю войну хотелось дойти именно до Берлина. Наша часть была в Потсдаме, когда нам объявили, что война закончилась. Сколько было радости, мы смеялись и плакали, обнимали друг друга, стреляли в воздух! Мы – победили!

…На следующий день, когда поезд прибыл в Москву, на перроне его встречали сын и внук, примерно моего возраста. Я невольно позавидовал мальчишке, что у него такой героический дед. Мы с моим соседом не успели даже попрощаться – так он обрадовался встрече с близкими. Лишь позже я сообразил, что по законам жанра интервью надо сообщить читателям хотя бы имя своего героя, а я сначала как-то постеснялся спросить, а потом, увлечённый его рассказом, просто забыл об этом. И тут я подумал: пусть он останется для меня Случайным Попутчиком, Неизвестным, как миллионы таких же героев, подаривших нам право на жизнь.

В Москве я посетил Бородинскую панораму, Кремль и Грановитую палату, видел Царь-пушку и Царь-колокол. Гулял по Красной площади. А потом мы спустились к Александровскому саду, где постояли около могилы Неизвестного Солдата у Вечного огня. Там высечены такие слова: «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен». Я стоял и думал в тот момент о своём Случайном Попутчике.

Саша КУЗОВЛЕВ,
семиклассник школы № 42 посёлка Лев-Толстой.

 

Мой прадед Фёдор

Когда началась Великая Отечественная вой- на, мой прадед Фёдор Васильевич Капитанский находился в рязанском госпитале на долечивании. За его плечами уже была финская война. Вместе с другими солдатами он строил в болотах укрепления, был контужен, получил ранение и обморозил ноги. Но всё равно решил вернуться к своему расчёту, к своей 122-миллиметровой гаубице.

К тому времени его часть уже находилась в Белоруссии. Отбивая атаки немцев, приходилось экономить снаряды в ожидании подкрепления. «Ни одна единица техники не должна достаться врагу!» – стучали слова командира в головах солдат. Когда кончились снаряды, поступил приказ отойти с техникой по болотистой местности в лес. Лошади едва справлялись, приходилось впрягаться и солдатам. Фашисты шли по пятам, но уже не стреляли. Они знали, что у наших бойцов нет патронов. А потом расстреляли лошадей…

Так из болот Белоруссии, переправляемый из одного лагеря в другой, через Польшу и Германию, прадед дошёл до предместья Парижа.

Об этих днях Фёдор Васильевич почти ничего не рассказывал. Говорил только, что везде есть добрые люди. И с благодарностью вспоминал тех, кто бросал в колонну пленных или за колючую проволоку хлеб и яблоки. Благодаря заботе французской женщины он и ещё трое солдат не умерли от голода. Несколько раз прадед с товарищами пробовали бежать, но их загоняли собаками и отправляли обратно в лагерь…

После Победы над фашистами всех военнопленных построили в шеренгу и объявили, что они могут вернуться домой, в Советский Союз. Однако, пока оформляли бумаги, пока везли бывших пленников по Европе, наступил уже 1946 год. Едва они пересекли границу, как были направлены в один из посёлков Челябинской области – «до выяснения обстоятельств». В то время многие попавшие в плен считались изменниками Родины.

Когда на станции распахнулись двери теплушки, они увидели выстроенных в ряд женщин. Их привели посмотреть на «врагов народа». Кто-то бросал колкие слова, но одна женщина со слезами в голосе крикнула:

– Да какие же это враги? Это наши!..

Фёдору Васильевичу повезло. Его не отправили теперь уже в советский лагерь. Но и уехать из посёлка пока не разрешили. Местная жительница Елена Петровна Юдина приютила прадеда, помогла навести справки о его жене и сыне. Оказалось, супруга не дождалась Фёдора Васильевича, вышла замуж за другого…

Вскоре прадеду разрешили вернуться домой. Елена Петровна не плакала, собирая его в дорогу. Наверное, она чувствовала, что ставший ей таким дорогим человек вернётся.

Так и случилось. Фёдор Васильевич увёз свою новую семью к себе на родину, в Рязань.

Столько пережито, но не зачерствела душа солдата, не погубила война желания творить добро. С любовью и теплотой относился прадед к другим людям, помогал чем мог. Как когда-то помогали ему…

Владислав ИГОШЕВ,
восьмиклассник липецкой школы № 9
имени Михаила Водопьянова.

 

"Орлята"

Герои постановки по трагедии А. Антокольского – комсомольцы-партизаны. Старшим не больше двадцати лет, а младшим, разведчикам Кате и Вите, – по четырнадцать. В отряде есть предатель – агент гестапо по прозвищу Оса.

…Катя и Виктор вернулись с задания и принесли весть: каратели будут «очищать» лес от партизан. Нужно атаковать первыми, но не вслепую. Ребята отправляются за сведениями и оказываются в лапах гестапо… Офицер Ланц включает патефон, и стоящие на коленях со связанными руками юные партизаны слушают родную «Катюшу»… Допрос, побои… Фашисты хотят пробраться в тыл отряда, и Виктор соглашается быть проводником. Он решает завести фашистские машины на мины, о которых известно только ему.

…Взрывной волной далеко отбросило юных героев. Чуть живых нашла ребят и дотащила до штаба партизанка из их отряда.

– Скорее командира, скорее! – шепчет Катя, теряя последние силы.

Вокруг неё собирается весь отряд.

– Вот Оса! – указывает Катя на предателя. Тот стреляет в неё, но командир успевает закрыть девушку собой…

"Ночные ведьмы"

Сцена из спектакля «Ромео и Джульетта в солдатских шинелях» длится всего пять минут. Но сколько за ними чувств!..

Две девушки – лётчица и штурман боевого ночного бомбардировщика «У-2», который немцы презрительно называли «рус фанер». Просто, даже примитивно сделан самолёт: алюминиевый каркас, обитый фанерой и обтянутый тканью. Спичку подставь – вспыхнет. Но очень боялись фашисты «ночных ведьм», которые в темноте находили переправы через реки, немецкие штабы и железнодорожные пункты, «подкрадывались» к ним и бомбили.

…Раненая лётчица Марина ведёт самолёт, из пробитого бензопровода на раны льётся бензин. Сжав зубы, она поёт: «Маленькая пчёлка Маришку укусила, красная водичка кабину затопила…»

Штурман Женя имела право не летать. Но, подставляя себя каждую ночь под огонь немецких зениток, летела в ад с начинающими лётчицами. Сколько экипажей спасла она, но не уберегла себя. Погибла из-за неопытности начинающей лётчицы...

Эти персонажи – не вымышленные. Лётчица Марина Чеченева и штурман Женя Руднева служили в 46-м гвардейском женском авиационном полку. Обеим присвоено звание Героя Советского Союза.

…Я люблю наблюдать за зрителями через щёлочку в занавесе. Даже те, кто до начала спектакля баловался и шумел, теперь сидят тихо. Девчонки вытирают слёзы, мальчишки стараются сдержаться. Они чувствуют то, что мы хотели донести до них. Чувствуют! Значит, всё не зря.

Василий ЖУРАВЛЁВ,
режиссёр театра-студии «Горизонт».

Дети – о войне

Почти полгода длились областные творческие конкурсы: «Я помню! Я горжусь!», «Великая Отечественная война глазами детей», «И помнит мир спасённый…». Проводили их Управление образования и науки Липецкой области и Центр развития творчества детей и юношества этого управления.

Более двухсот работ – сочинений, стихов, рисунков – представили ребята на суд жюри. Рассказывали о своих родных, делились впечатлениями от прочитанных книг, рисовали войну. А возрастные «ступеньки» были разными – от воспитанников детских садов до старшеклассников.

Церемонии награждения победителей состоялись в конце мая. Жаль, что мы не можем опубликовать все творения мальчишек и девчонок. Но на этой странице вы увидите некоторые рисунки.

Две премьеры

показал театр-студия «Горизонт» липецкого эколого-биологического лицея № 66. Показал в мае, в самую горячую для юных актёров пору подготовки к экзаменам. Но, выкраивая свободные часы (а порой и минутки) для репетиций, старшеклассники «рвали души», забывая обо всех школьных заботах. Чувствовали, что иначе спектакли получатся «слепыми».

Семь раз играли лицеисты в своей школе «Орлят». А «Ночных ведьм» представили юным читателям городской детской библиотеки и ветеранам войны. И везде был аншлаг…

"Свет в окне"

Эту акцию провёл Липецкий областной центр развития добровольчества. На самом деле «Свет в окне» родился вместе с центром. Потому как мальчишки и девчонки, юноши и девушки с первых же дней стали помогать пожилым людям.

Только за две недели, предшествующие Дню Победы, они побывали у четырёхсот тридцати четырёх человек.

Старшеклассники 77-й липецкой школы помогли ветерану войны Василию Ивановичу Казарцеву убрать квартиру. Учащиеся профессионального училища № 3 привели в порядок приусадебный участок Марии Ивановны Чепкиной. Студенты Липецкого машиностроительного колледжа и учащиеся 26-го училища начали ремонт пола и дверей в квартире супругов Трунтаевых из села Тёплое Лебедянского района. Рядом с домом липчанина Михаила Лаврентьевича Акимова добровольцы разбили клумбу и посадили многолетние растения.

«Блокадный Ленинград». Дарья Голубова, 17 лет. Школа № 65 г. Липеца.

«Блокадный Ленинград». Дарья Голубова, 17 лет. Школа № 65 г. Липеца.

«Шьём для фронта». Маша Чуданова, 17 лет. Школа № 65 г. Липецка.

«Шьём для фронта». Маша Чуданова, 17 лет. Школа № 65 г. Липецка.

«Горе». Анастасия Максимова, 17 лет, село Тербуны.

«Горе». Анастасия Максимова, 17 лет, село Тербуны.

«Салют Победы». Ольга Добрынина, 17 лет, школа № 38 города Липецка.

«Салют Победы». Ольга Добрынина, 17 лет, школа № 38 города Липецка.

«Блокадный Ленинград». Дарья Голубова, 17 лет. Школа № 65 г. Липеца. «Шьём для фронта». Маша Чуданова, 17 лет. Школа № 65 г. Липецка. «Горе». Анастасия Максимова, 17 лет, село Тербуны. «Салют Победы». Ольга Добрынина, 17 лет, школа № 38 города Липецка.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных