Вс, 19 Мая, 2019
Липецк: +18° $ 64.56 72.37

Чтобы видели фонарик...

Ольга Клековкина. | 05.10.2018

14 октября писателю Владиславу Петровичу Крапивину исполнится 80 лет.

…Они ходят на шлюпках и занимаются фехтованием на рапирах. Они поют песни, положив руки на плечи друг друга. Они никогда не дадут в обиду слабого.

Они видят фонарик и стараются, чтобы его увидели другие. В романе «Рыжее знамя упрямства» мальчик сочиняет длинную сказку, где рассказывает и про фонарик, который зажигает Маленький Фонарщик. Он спас город своим фонариком-сигналом. Читая книгу, мы начинаем мысленно делить её героев на тех, кто видит фонарик, и на тех, кто его не видит. Речь, конечно, о духовном видении.

Крапивинский пресс-центр «Каравелла» действует до сих пор, и новые поколения ребят в ней. Во «ВКонтакте» есть группа «Владислав Крапивин: жизнь, книги и паруса»: https://vk.com/vladislavkrapivin. Оттуда узнаю новости. В сентябре во Всероссийском детском центре «Орлёнок», в лагере «Звёздный» прошли две тематические программы: «Объединённые космосом» и Всероссийский форум детского и юношеского экранного творчества «Бумеранг». В «Бумеранге» участвовала и делегация «Каравеллы» из Екатеринбурга.

Липецку близок дух «Каравеллы», потому что ведь наши – это Сталь Анатольевич Шмаков, Михаил Борисович Раковский, Олег Анатольевич Казанский, другие добрые педагогические имена.

Есть у Крапивина одна книга, почти автобиографическая, «Тень Каравеллы». Это годы Великой Отечественной войны. В военное детство двух ребят приплывают паруса. Герой повести, Владик (как часто встречается в книгах Крапивина это имя, его имя!), подружился с Павликом, Пашкой, и они стали читать вместе «Остров сокровищ», книгу разлохмаченную, без переплёта. Выскользнула из тумбочки в стылом доме. Это ведь не то что сегодня сидеть в кресле у компьютера. Пашка затопил у себя печку, а у Владика-то дома было очень холодно, он замерзал, но мама и сестра ещё не скоро придут с работы, ему же строго-настрого не разрешали топить печку – маленький ещё.

Состояние, когда всё плохо, Владик называл странным словом «утык».

И вот это чтение у печки Стивенсона, а потом и других книг («…слова из белой и синей песни моря») сделало жизнь двух мальчиков необыкновенной. После у них появилась и географическая карта. А после и своя Каравелла – вырезанный из бумаги белый кораблик.

Есть в этой книге и такие строки: «Я приходил к Павлику, когда за окнами плотно синели сумерки. Он меня ждал, не зажигая света. Бесшумно выходил из комнатного сумрака и вполголоса говорил:

– Пришёл… Хочешь хлебушка?

Он вынимал из кармана плоский кусочек и ломал пополам…

Несколько лет спустя я услышал или прочитал где-то слова: «…и у огня он разломил с ним свой хлеб». Это были слова о братстве. Я вспомнил тот ломтик хлеба, частичку четырёхсотграммового пайка».

Воистину святы такие слова.

…Павлик уехал вместе с семьёй. А появился Толька, подлец, который избивал младшего – Владика.

Мама Владьки работала в редакции газеты. И уже после войны, в первый мирный год, он пошёл вместе с матерью в городской сад слушать симфонический оркестр.

Возвращаясь с того концерта, Владик вспомнил о Тольке: «Такого и на километр не подпустили бы к оркестру, который играл Пятую симфонию».

То была Пятая симфония Чайковского.

…Открытые глаза – это открытая душа. Которая видит фонарик. Всегда. При любых обстоятельствах.

Автор фотографии – Дмитрий Василика.

Автор фотографии – Дмитрий Василика.

Автор фотографии – Дмитрий Василика.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных