Пт, 23 Августа, 2019
Липецк: +26° $ 66.61 73.95

"Некультурщина!"

Софья МИЛЮТИНСКАЯ. | 05.12.2017

- У вас, наверное, праздник? – полюбопытствовала кассир, когда я выложила на прилавок шесть небольших пакетов с разными конфетами.

– Да, – беззастенчиво соврала я, честно глядя ей в глаза.

Я придумала такой «праздник», что теперь опасалась вернуться домой с синяками и штрафом за хулиганство. Правда, журналистское рвение отгоняло от меня нерешительность, как колорадского жука от картошки. Уж очень хотелось проверить, как отнесутся юные и взрослые липчане к тётеньке, которая будет бессовестно сорить бумажками на улице и в транспорте. Сделают ли замечание, поругают ли? А может, вообще не заметят?..

В последнее верить не хотелось. И потому после рабочего дня, в самый час пик, я брела по улице, подбирая подходящее для хулиганства местечко. Утешали две мысли. Первая: конфеты я купила вкусные, ибо терпеть позор лучше сытой. Вторая: на этом пути я не новатор. Ещё в 18 веке знаменитый австрийский композитор Йозеф Гайдн, услышав из окна одного заведения свою музыку, притворился пьяным, пинком открыл дверь и стал громогласно обзывать «недоучку Гайдна», то есть себя самого. В итоге хозяин заведения взял «пьяницу» за шиворот и спустил с лестницы. К хозяину чуть было не присоединились окружающие, но Гайдн успел скрыться. В тот день он был совершенно счастлив оттого, что его талант почитают.

Промучившись сомнениями метров сто, я подошла к остановке «Полиграфический комплекс», храбро достала из первого пакетика конфету «Южная ночь», развернула, положила в рот, а обёртку бросила на асфальт. Честно говоря, я опасалась, что её унесёт ветер. В планы не входило мусорить всерьёз, я собиралась после представления убрать за собой. К счастью, ветер вступил со мной в сговор и умчался на поиски королевича Елисея.

"ЮЖНАЯ НОЧЬ"

На остановке стояло довольно много людей разного возраста. Но никто не обратил внимания на мой поступок. Это был ещё не нокаут, но уже хороший хук справа. «Южная ночь» показалась не таким уж лакомством. Но сдаваться после первой конфеты позорно. Я достала вторую. Далее – по такому же сценарию. Результат нулевой. Люди смотрели на дорогу в ожидании автобуса. Правда, одна пожилая женщина взглянула на меня с явной укоризной, но промолчала.

В ход пошла третья конфета, затем четвёртая. Под ногами вырастала маленькая Пизанская башня. Еда из удовольствия превращалась в какой-то остервенелый вызов обществу. А общество в ответ запустило серию хуков справа и слева. Оно меня просто игнорировало! Все спешили по домам…

Ну ладно. Я тоже стреляный воробей, тёртый калач и крепкий орешек. И, обнаглев до известного предела, я стала пинать бумажки ногами. Стыдно было невероятно. Но что делать, если нужен вызов обществу, а есть конфеты я больше не в состоянии?

– Милая, ты не устала? – раздался строгий голос за спиной.

Позади меня стояла женщина средних лет.

– Устала! – честно и одновременно с вызовом призналась я.

– До урны, что ли, донести свои бумажки не можешь?

– Могу.

– Возьми и отнеси!

– Не хочу.

И прямо на глазах женщины я достала ещё одну конфету, развернула и со вкусом слопала. Внутри меня разразилась ужасная какофония: мозг ликовал, душа плакала, желудок не хотел мириться с таким количеством сладкого. Я ждала скандала. Но женщина только сказала:

– Некультурщина!

И добавила, обратившись к двум девочкам лет восьми, что стояли неподалёку и с интересом смотрели на нас:

– Помогите мне, пожалуйста. С этой хамкой разговаривать – как со стенкой.

Девочки сразу же подошли. И втроём они принялись подбирать мои бумажки. Оставалось только устыдиться и наклониться за мусором…

Это был ещё не нокаут, но явная победа в первом раунде. И, к счастью, не моя.

"ТОПЛЁНОЕ МОЛОКО"

Местом второго действия «марлезонского балета» я выбрала автобус. В закрытом пространстве дело обещало пойти легче. Только пришлось идти на остановку «ЛГТУ». Оттуда начинается маршрут № 30, а мне надо было предупредить водителя о представлении. Не могла же я войти в полный автобус и начать мусорить.

Сразу скажу спасибо замечательному водителю Андрею Валерьевичу Попову. Он всё понял и по­обещал не вмешиваться. Я уселась в центре салона и достала пакетик номер два – с конфетами «Топлёное молоко». Мне повезло: у каждой конфеты имелось сразу два фантика. Так сказать, поимка двух зайцев одной левой.

Уже на пятой остановке мне сделали замечание две женщины. На шестой к ним присоединился мужчина. А на седьмой и восьмой меня хором ругала едва ли не половина автобуса. Но я помнила про воробья, орешек и калач и стояла до последнего. Диалог получился примерно такой:

– Женщина, подберите свои бумажки!

– Они не мои, мои были конфеты.

– Кто за вами станет убирать?

– Пушкин, по традиции.

– Вы и дома так же мусорите?

– Конечно. Даже в тапочках фантики.

– Водитель, высадите её!

Андрей Валерьевич оглянулся, сказал что-то вроде «Надо следить за дорогой» – и скрылся за щитом. Я уже закусила удила: стало интересно, какой выход найдут люди. Правда, история с Гайдном нет-нет да и грозила мне пальцем, но взял верх спортивный азарт. К тому же мне предстояло ехать почти до конечной, а другим пассажирам приходилось выходить. В результате армия ругающих постоянно меняла свой состав и диалоги обретали завидное постоянство. И тут произошло то, чего я не могла представить даже в минуты вдохновения. У Нижнего парка в автобус вошла знакомая мне девочка Алина Плотникова. О ужас! Алина учится на отделении фортепиано школы искусств №3, где я часто бываю. Она отлично знает меня в лицо, причём – как положительного персонажа.

Это был и хук, и нокдаун, и нокаут, и полный паралич силы воли. Алине, конечно, стало интересно, кого это тут ругают. Она узнала меня. И… ничего не сказала. Но как посмотрела! Будто я прямо на глазах превратилась из Василисы Премудрой в Змея Горыныча. И мне стало нестерпимо стыдно. Я наклонилась, подобрала бумажки, встала и пошла к выходу. Проходя мимо Алины, тихо сказала: «Прочитай следующий номер «Ключика», тогда всё поймёшь». Она не ответила: видно, Змей Горыныч перевоплощался в сумасшедшее Лихо Одноглазое.

…Я вышла на две остановки раньше обычного и присела на скамейку. В сумке болтались недоеденные конфеты разных сортов. И здесь, на лавочке остановки «Площадь мира», мне открылась истина: среди незнакомых людей хулиганить проще. А вот если твои поступки видят родные или друзья, чувствуешь себя совсем иначе. Поэтому давайте объединяться, дорогие читатели. И вместе вести себя прилично.

 

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных