Пт, 24 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Про бурга, очаровательную герцогиню и оранжевые апельсины

Александр Богданов | 12.01.2010

Человек получает имя при рождении и далеко не всегда задумывается о том, что же оно означает. Просто несёт его по жизни как должное, даже если оно ему и не очень-то нравится. А уж если владелец задумывает избавиться от прежнего имени, то, как правило, к этому его чаще всего подталкивают веские обстоятельства

Города, как и люди, получают имена при рождении. Правда, в отличие от нас, не всем им удаётся прожить жизнь с полученным в колыбели наименованием. Есть в нашей области город, который с первородным именем честно прожил почти два с половиной века. И лишь последние пятьдесят лет он носит название Чаплыгин. А поначалу наименование его звучало красиво и необычно – Раненбург. Если быть абсолютно точным, то Ораниенбург. Согласитесь, что, впервые услышав это имя, невольно задаёшься вопросом: откуда у городка в чернозёмной российской глубинке столь необычное название? Сразу же в памяти всплывают созвучные петровские Ораниенбаум, Петербург. Да, именно благодаря прихоти великого реформатора, волею судеб оказавшегося на берегах маленькой речки Ягодной Рясы, и появилось сие имя на карте Российского государства.

…В феврале 1703 года, направляясь на воронежские верфи, Пётр I с большой свитой иностранных послов, корабельных мастеров и своих сподвижников на пару дней останавливается в селе Слободском – имении своего друга и соратника Александра Меншикова. Полгода назад царь подарил эти земли своему любимцу за отвагу, проявленную им при взятии шведской крепости Нотебург. По проекту Петра во владениях фаворита строилась земляная крепость по всем правилам европейской фортификации. Именно она и получила звучное название Ораниенбург. Дословно его можно перевести как «оранжевая», или «апельсиновая» крепость.

Что же подвигло царя дать такое имя небольшой крепости? Есть масса разных легенд и версий, количество которых со временем увеличивается. Попробуем остановиться лишь на некоторых из них.

История первая. Политическая

Как известно, Пётр I в 1697-1698 годах предпринял грандиозную внешнеполитическую акцию, которая получила название «Великого посольства». Путешествовал по Европе в свите посольства под именем Петра Михайлова и сам царь. Логично предположить, что оттуда он и привёз это название. Но благодаря чему или, может быть, кому?

Ещё до своей поездки в Европу Пётр в разговорах с иностранцами с восторгом отзывался о голландском штатгальтере и короле Великобритании Вильгельме III Оранском. Молодой русский царь считал его «идеальным монархом». Радушный приём и необычайные почести, оказанные и в Голландии, и в Англии, покорили падкого на внешние эффекты Петра I. Но, главное, осуществилась его давнишняя мечта – получить современные знания по кораблестроению и фортификации в самых передовых странах того времени. Английский король дарит Петру великолепную быстроходную яхту. Это производит на влюблённого в море царя огромное впечатление. Личные встречи с Вильгельмом Оранским лишь усиливают восторг Петра. Долгое время он считал английского короля величайшим правителем и своим идеалом. И вот, как гром среди ясного неба, Петру сообщают, что в марте 1702 года после неудачного падения с лошади Вильгельм Оранский умирает. И вполне логично, что через год царь называет одну из первых в России крепостей, построенных по всем правилам европейского фортификационного искусства, в память о своём кумире – Ораниенбургом!

История вторая. Романтическая

Как мы помним, по Европе Пётр путешествовал инкогнито (правда, для европейцев его присутствие в «посольстве» секретом не являлось). Но всё же это давало ему относительную свободу действий. Царь не переносил официальные церемонии и быстрее находил общий язык с простыми мастеровыми, чем с чопорной знатью. Он всячески избегал общения с «высшим светом». Мало кто из «сливок европейского общества» удостаивался чести отобедать с русским царём. Хотя желающих посмотреть на диковинного московского правителя было много. И вот однажды… Тут мнения расходятся. То ли посольству, застигнутому непогодой, пришлось заночевать в небольшом немецком городке, то ли молодая хозяйка городка сама прибыла с приглашением к царю и настояла на личной встрече. Главное – встреча состоялась. Правда, царь поначалу очень неохотно принял приглашение. Однако, увидев молодую герцогиню, сразу же был покорён её красотой.

Посольство уже давно покинуло пределы владений юной хозяйки. А очарованный Пётр вместо одного вечера провёл в замке несколько дней, каждое утро откладывая отъезд на «завтра». Но государственные дела для русского царя всегда были превыше всего. Через неделю Пётр уехал, а в его памяти надолго остались и юная герцогиня, и её гостеприимный замок. Нетрудно догадаться, что этот замок назывался Ораниенбург.

…И вот, холодным февральским вечером сидя в кругу друзей у камина, в только что построенном доме Александра Меншикова, глядя на огонь, Пётр вспоминает своё романтическое приключение пятилетней давности. И… быть по сему, наречём сей град Ораниенбургом! Виват!

История третья. Патриотическая

Пристрастие Петра I ко всему иноземному ни у кого не вызывает сомнения. Им в русскую речь, можно сказать силой, было введено множество слов из европейских языков. Так крепость стала «фортецией», битва – «баталией», победа – «викторией» и прочее, прочее. Пётр, его соратники и в разговорах частенько вставляли в свою речь не всегда уместные заморские словечки. Может быть, и название города есть простой перевод на «иноземный лад» чего-то нашего, родного?

Говорят, что в прежние времена изобиловали здешние места фруктовыми садами. Царь, много раз проезжая через село Слободское, дивился на редкостный цвет плодов и невольно сравнивал их с полюбившимся ему заморским фруктом – апельсином. Вот и родилось у него название для крепости своего фаворита, когда в февральскую стужу в гостеприимном доме Меншикова он с гордостью угощал европейских послов нашими душистыми-золотистыми яблочками. Дотошный читатель справедливо спросит: «Так какая же из версий правильная?»

Может быть, первая? Она логична и похожа на правду. Но как-то уж очень скучна и академична. Кроме того, мы же знаем, что любезные улыбки и комплименты были лишь лицемерной маской, за которой скрывался грубый расчёт. Европейские правительства за спиной Петра и неопытных, наивных московских дипломатов поощряли турок на продолжение вой- ны с Россией. К 1703 году царь уже знал, что в этой «политике двойных стандартов» его кумир Вильгельм Оранский играл не последнюю скрипку.

Да и каждую осень, как веский аргумент своей правоты, в окна родительского дома стучат ветви старой яблони со спелыми золотистыми плодами. Они напоминают мне не только о старинном названии города, но и о том, что предки наши любили свою землю и умели на ней жить и работать.

«А как же герцогиня?» – разочарованно воскликнет романтически настроенный читатель. И будет прав. Пётр был натурой пылкой, увлекающейся и вполне мог бы назвать город в честь «дамы сердца». Порывшись в справочниках, я действительно нашёл хозяйку немецкого Ораниенбурга Луизу-Генриетту фон Ораниен. С портрета на меня смотрела молодая привлекательная особа. Правда, проживала она в этом замке за полвека до поездки Петра в Европу. Да и не в этом дело! По-моему, русские женщины – самые лучшие в мире, и даже тысяча немецких принцесс не сравнится с одной нашей, липецкой, красавицей. И окажись я на месте Петра, возможно, город назывался бы Татьянинградом, Еленинбаумом, а может, Наталиенбургом. Но это уже совсем другая история…

Раненбург-Чаплыгин

От редакции: Этот материал нам любезно предоставил журнал «Липецкая газета: итоги недели». Мы советуем вашим родителям стать подписчиками этого издания, которое очень интересно рассказывает о прошлом и настоящем нашего края.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных