29 июня 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
www.goldkey.lpgzt.ru - Золотой ключик - Усы, лапы и хвосты Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание
Усы, лапы и хвосты 

Не змея, не рыба, а животное

29.06.2017 "Золотой ключик".
// Усы, лапы и хвосты

В прошлом выпуске «Золотого ключика» мы начали публикацию документальных рассказов Сергея Григорьевича Мазурова, руководителя экологического клуба «Оберег» школы посёлка Лески Краснинского района. А теперь продолжаем. Сегодня – рассказы о редких рыбах Липецкой области.


Июнь радовал жаркой погодой. Находиться в асфальтовых джунглях было невыносимо, и народ от мала до велика перекочёвывал на песчаные берега Дона.


Но вдруг безмятежность отдыхающих как рукой сняло. Раздался громкий детский крик, полный страха: «Змея, змея!» Волна ребятни выкатилась на сушу, словно во время прибоя. Им навстречу бросились взрослые. А рядом с берегом остался веснушчатый карапуз, размахивающий желтовато-коричневым вытянутым существом.


– Брось её немедленно! – прокричал один из мужчин, с опаской приближаясь к ребёнку.


Тот бросил… Люди, как и подобает в таких случаях, тут же отбежали подальше от извивающегося страшилища. Я подошёл поближе, чтобы рассмотреть улов мальчишки. Оказалось, паника была напрасной – на песке шевелилась не змея, а украинская минога, краснокнижная обитательница нашей области.


Тем временем мужчина, оценив «зверя», заявил:


– Так это же вьюн! Рыба редкая, не встречалась мне уже добрых два десятка лет. Думал, совсем исчезла из наших краёв. Надо же, свиделись.


Пришлось мне вмешаться и объяснить, что пойманное существо – не рыба. Это круглоротое животное, которое очень требовательно к качеству воды. Из-за того, что с каждым годом реки загрязняются всё сильнее, минога и стала редкостью. А названий, кстати, у неё несколько.


В наших краях её зовут вьюном, пескоройкой и семидыркой. А вообще, слово «минога» произошло от немецкого «нойнауге», что значит «девятиглазка». Дело в том, что сбоку у животного находится не только глаз, но ещё ноздря и аж семь жаберных отверстий, которые по внешнему виду напоминают «гляделки».


И хоть это животное для человека угрозы не представляет, страх перед ним всё равно есть. Одни путают миногу со змеёй, другие утверждают, что она кусается. Ведь есть же у семидырки зубы! Зубы-то, конечно, есть, но страдают от них исключительно рыбы, поскольку вьюны – существа-паразиты.


Говорят, лет пятьдесят назад у устья реки Плющанки по весне на нерест собирались просто тучи этих животных. Из-за них у плотины некуда было ногу поставить. В те времена миног даже ели. Интересно, что личинка миноги несколько лет живёт только в иле. Его она прогоняет через рот, питаясь различными микроорганизмами.


Вообще, миножья семья довольно разнообразна. В морях встречаются морские виды семидырки. Они вырастают до метра и могут весить до трёх килограммов. А их речные собратья хоть и короче в два раза, зато отъедаются до десяти килограммов. В наших же водоёмах живут ещё и ручьевые миноги. Но они стали большой редкостью, поэтому их занесли в Красную книгу.


…Пойманную мальчишкой миногу мы, конечно, отпустили. Течение тут же подхватило её и унесло на глубину. Теперь судьба семидырки была в руках реки.


ШЛЁП ДА ШЛЁП


Как-то обсуждали мы с рыболовами водных героев Красной книги Липецкой области. Невдомёк было моим собеседникам, почему к редким видам отнесли подуста, стаями плавающего по Дону. Но вдруг заговорил один пожилой человек...


«Послушайте, что расскажу. Давно это было, я тогда мальчонкой босиком бегал. Взял как-то у деда лодку и отправился рыбачить. Вдруг вижу, кто-то с берега машет, зовёт. Причалил я. А на суше стоят двое незнакомых мужчин с рюкзаками. Попросили перевезти их на другой берег. Я, конечно, переправил. А потом за друзьями отправился – интересно стало, что эти туристы задумали.


Полдня они занимались непонятными для нас делами на берегу. А когда стемнело, послышалось: шлёп да шлёп. Решили мы подплыть и посмотреть. Хотя, если честно, было страшновато. Смотрим, а мужики в воде стоят по колено, опускают руки, подхватывают кого-то да на берег – шлёп! Оказалось, они руками рыбцов ловили! Да крупных, под кило каждый. А вы толкуете, что сейчас много…»


Вот сколько когда-то было черноморского рыбца в реке Дон. А в наше время он занесён в Красную книгу как восстанавливающийся вид. Зовут у нас рыбца подустом, поскольку рот у него находится снизу. Молодь рыбы держится на песчаных свалах, поэтому часто попадается рыболовам. Сознательные отпускают, ведь знают, что подуст – редкий гость. Но есть и те, кто специально охотится за этим видом.


Очень красив самец в своём брачном наряде. Из обычной рыбки он превращается в настоящего франта: верх чёрный, низ жёлтый, а на голове появляются белые шишечки. Поэтому и прозвали его черноспинным подустом.


Водились они лет сорок назад возле автомобильного моста. Но однажды браконьеры решили их переловить сетями. К счастью, это не получилось, рыбу только распугали. Но с тех пор ни одного подуста больше в тех местах нет…


Этот вид хоть и восстанавливает численность, но ловить его всё равно нельзя. Поэтому если вдруг вам попался подуст – отпустите его. Глядишь, и настанет время, когда кто-нибудь вновь услышит: шлёп да шлёп.


НЕБОЛЬШОЙ, А РЕДКИЙ


Рыбачили мы как-то зимой с приятелем Васильевичем. Уткнулись в лунки, сидим. Но плотва в то утро клевать отказывалась. Вместо неё на льду прыгали пескарики да ерши.


Сам собой завязался разговор. Васильевич начал вспоминать время, когда боцманом ходил на рыболовном сейнере. Много раз он пересекал экватор, бывал в таких дальних странах, о которых только в песнях поётся и в сказках рассказывается.


Надо сказать, мой приятель – человек не только бывалый, но и изобретательный. Однажды он удивил нас оригинальным стульчиком. Кто ходил зимой рыбачить, знает, сколько весит экипировка. А Васильевич придумал и смастерил острый штырь с сиденьем на верёвке. Сидеть на нём было просто, и весил он немного.


В тот день мы говорили и о загрязнённой воде, и о плохой экологии. И Васильевич вдруг протянул мне пескаря, очень непохожего на обычного, какого-то бледного.


– Наверное, больной, – вздохнул Васильевич. – Такого и кошке Багире не отдашь, страшно.


Размахнулся и выкинул пескарика в полынью.


Я тогда не понял, кого именно удалось поймать моему приятелю. Тоже подумал, что рыба больная. А теперь, больше узнав о редких видах Липецкой области, знаю, что Васильевичу удалось добыть белопёрого пескаря. Он – рыбёшка редкая.


 
  Вверх