Чт, 23 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Театр - любовь моя

Алёна КАШУРА | 30.03.2017

Если среди ваших знакомых есть ребята, которые играют в спектаклях и мечтают о настоящей сцене, 27 марта обязательно поздравьте их с Всемирным днём театра. Этим вы укрепите их мечту.

Ну а мы в преддверии праздника встретились с давним другом «Золотого ключика» – Михаилом Леонидовичем Янко, народным артистом, лауреатом Государственной премии РФ. Много лет назад, когда странички нашей газеты были ещё чёрно-белыми, он, под псевдонимом Театрала Театралыча, рассказывал в «Ключике» о загадочном мире закулисья. С той поры утекло немало времени. Наша газета стала разноцветной. Михаил Леонидович сыграл много ролей в спектаклях Липецкого академического театра драмы имени Льва Толстого. Неизменным осталось лишь одно – крепкая наша дружба.

Надеемся, вы поняли, благодаря кому в «Ключике» появилась рубрика «В стране Театрала Театралыча», которую мы любим и лелеем.

– Михаил Леонидович, расскажите, пожалуйста, как становятся артистами.

– Обо всех рассказать не могу. А про себя – пожалуйста. Помню, в детстве я постоянно что-то изображал. Поэтому, когда приходили гости, родители ставили меня на табуретку и просили рассказать стихотворение. А ещё с бабушкиной подачи я полюбил цирк. И пробовал повторять за акробатами разные трюки.

В школе мои актёрские способности стали развиваться. Я принимал участие в разных спектаклях, сценках. А в третьем классе меня и моего одноклассника выбрали для работы на телевидении города Воронежа, в котором я родился и вырос. Мы помогали создавать детские телепередачи и выступали на радио аж до десятого класса. Но при этом успевали показать себя на конкурсах, в школьных постановках...

В пятом классе нас с этим одноклассником выбрали на роли Штепселя и Тарапуньки, которые были популярны во времена моего детства. Целых три года мы ездили по школам с небольшими номерами и стяжали настоящую славу. Для выступлений нас даже снимали с уроков. И, конечно, играть на сцене мне нравилось куда больше, чем корпеть над задачками. Но, с другой стороны, жутко надоели бессменные образы Штепселя и Тарапуньки. Чего стоило всякий раз приклеивать под нос одни и те же усы!..

ТЁТЯ ЮЛЯ

– Можно представить, как много воспоминаний сохранилось у вас от школьных выступлений...

– Да, очень много! Однако самые яркие театральные воспоминания подарила двою­родная сестра мамы – тётя Юля. Однажды родителям нужно было срочно уйти по делам. Оставить меня, пятилетнего, одного побоялись. И на помощь пришла тётя Юля. Чтобы не маяться без дела, мы отправились на «Порт Артур» в драматический театр имени Алексея Кольцова. Я просидел от начала до конца спектакля, чуть дыша от восторга. До сих пор помню эти декорации на сцене, выстрелы, солдат в форме...

Второе воспоминание связано со спектаклем про Айболита. Удивительно: его поставили солдаты в Воронежском доме офицеров. Главную роль доброго доктора исполнял Александр – жених тёти. Разумеется, мы с тётей Юлей были приглашены на премьеру. Мне очень понравились персонажи. Но больше всех – Айболит.

Представьте мой восторг, когда после окончания спектакля мы с тётей прошли за кулисы, чтобы поздравить Александра с удачной премьерой. И это было так волнующе – увидеть вблизи полюбившегося актёра, который ещё и дорог твоему родному человеку. Многие добрые чувства переплелись у меня внутри. Поэтому я до сих пор неровно дышу к истории про доктора Айболита.

Тётя Юля помогала мне и потом, спустя много лет. Она вышла замуж, переехала в Переделкино, под Москву. И я жил у неё, пока сдавал экзамены в театральный институт. А когда учился, тётя приезжала на мои учебные спектакли. И, конечно, приглашала к себе в гости. Это было очень важно – в студенческие годы окунуться в домашнюю атмосферу, съесть вкусного борща. А потом ещё и рубль на такси получить, чтобы доехать до общежития.

Сейчас моей любимой тёте далеко за восемьдесят. Но мы и теперь часто созваниваемся и говорим о театре.

КОМУ ЛЕГЧЕ СТАТЬ АКТЁРОМ

– Михаил Леонидович, слушая ваши истории, понимаешь, что актёрскую профессию вы выбрали без долгих размышлений.

– Да у меня и вариантов других не было! Правда, мама, работавшая медсестрой, мечтала, чтобы я стал хирургом. Тем более медицинская академия в Воронеже – одна из лучших. Но я мечтал только о сцене. И после окончания школы по­ехал поступать в ГИТИС. Конкурс там оказался огромный – 270 человек на место. Вместе со мной экзамены сдавали люди, которые пробивались в этот институт третий, пятый год подряд... Мне повезло: я прошёл с первой попытки.

– А кому, по-вашему, легче стать актёром: человеку, чьи родители не имеют отношения к театру, или тому, кто из семьи актёров?

– Возможно, человеку из актёрской семьи в чём-то и легче. Он на протяжении всего детства видит уроки театрального мастерства. Однако не факт, что это поможет пробиться в желанный театральный институт. Уже на первом курсе становится видно, сможет ли человек играть на сцене.

К примеру, мы, студенты ГИТИСа, жили по сумасшедшему графику – приходили в институт в начале девятого утра, а уходили в полночь, когда сторож выключал везде свет. Но не все были готовы отдавать себя искусству без остатка. Поэтому с нашего первого курса отчислили и сына директора МХАТа, и внука одного известного режиссёра... А вот Дмитрий Голубин стал профессиональным актёром. Его мама была заведующей литературной частью Театра эстрады, а отчим Михаил Ножкин по сей день работает на сцене.

ТЕАТРАЛЬНАЯ СЕМЬЯ

– Михаил Леонидович, у вас тоже театральная семья...

– Да, моя жена Татьяна Алексеевна Фирсова – заслуженная артистка России, работает в Липецком муниципальном драматическом театре. Дочь Мария Янко играет во МХАТе имени Максима Горького. В ней рано проснулся актёрский талант. Маша со школьных лет участвовала в спектаклях. А после окончания школы подала документы в высшее театральное училище имени Михаила Щепкина, в котором, кстати, училась мама. Сдать экзамены с первого раза у Маши не получилось. Целый год она проработала вместе со мной, в академическом театре драмы имени Льва Толстого. А потом сделала вторую попытку. И победила.

Сын Филипп тоже пробовал себя в роли актёра, когда был маленьким. Он выходил на сцену в спектаклях «Кошкин дом», «Вишнёвый сад». Да и вообще проводил в театре гораздо больше времени, чем сестра. Однако творческая стезя его не зацепила. К театру Филипп не прикипел. И стал юристом.

ВСЕ РЕБЯТА ТАЛАНТЛИВЫ!

– А как вы думаете, нужно ли бывать маленьким зрителям за кулисами?

– Думаю, ребятам лучше смотреть сказку из зала. Не нужно им знать, каким образом это чудо происходит. Помню, вместе с цирковыми артистами я участвовал в новогоднем представлении, играл роль Деда Мороза. Стоя за сценой, я видел, с помощью каких обманок делают фокусы. И моя вера в чудеса понемногу рушилась. С тех пор мне скучно и неинтересно смотреть фокусы. Так же и с театром. Его волшебство должно оставаться для детей загадкой.

– И всё-таки воспитанники студии, которая работает при академическом театре драмы имени Льва Толстого, изо всех сил стремятся на сцену, за кулисы...

– Да, их не удержать. Ребятам хочется показать «Снежную королеву», которую мы сейчас репетируем, именно в театре. И это естественно. Ведь они – сами участники спектакля.

– А какие открытия вы сделали для себя, когда стали руководителем детской театральной студии?

– Я заметил, что дети хотят не только играть сами. Они ждут, когда с ними поиграют взрослые. Ждут, когда мама или папа подхватят их фантазию, помогут придумать что-то новое. Вместо того чтобы отнекиваться и говорить: «Я занят», «Я устал», «Мне некогда»... Поэтому и в студии они хватаются за любую игру. Сорок минут развивающих упражнений пролетают у нас словно одно мгновение.

А как ребята придумывают этюды! Порой студенты не могут фантазировать с такой лёгкостью. И актёрского мастерства им не занимать. Даже пересказывая сюжет какого-нибудь мультфильма, они с головой погружаются в его историю.

– Все ребята талантливы?

– Все! Просто взрослые часто недооценивают их способности. И необдуманно говорят о ком-то: «Из него ничего не выйдет!» А ведь если потратить на маленького человека время, уделить ему внимание, он может вырасти гением! И мы, преподаватели студии, очень стараемся развить таланты наших юных актёров.

***

Недавно мне довелось увидеть, как Михаил Леонидович репетирует с ребятами «Снежную королеву». Поначалу они хихикали. Но когда наставник начал объяснять, где и кому надо встать, как повернуться и что сказать по ходу действия, ребята собрались вокруг него тесным кругом. Мальчишки и девчонки ловили каждое слово Михаила Леонидовича, каждое движение.

А когда начался перерыв, ребята снова собрались вокруг наставника. Вика Перова показала ему фотографии, которые сделала в биоквантуме в «Кванториуме». И по секрету сообщила, что хочет стать доктором. Варя Шевцова тоже поделилась планами на далёкое будущее. После окончания школы она поедет во Францию и будет поступать там в театральный институт. А Кирилл Павлищев рассказал о том, как подготовил литературно-музыкальное выступление в школе. И для всех юных актёров у Михаила Леонидовича нашлось и доброе слово, и полезный совет. Каждому он уделил своё внимание.

И даже мне, сидевшей в сторонке, было хорошо от такого тепла Михаила Леонидовича с ребятами. И радостно оттого, что я напишу о нём в рубрику «В стране Театрала Театралыча».

 

Фото из архива семьи Янко.

Фото из архива семьи Янко.

Доктор Миша слушает куклу: здорова ли?

Доктор Миша слушает куклу: здорова ли?

Михаил Янко в спектакле «Уходил старик от старухи» по пьесе 
Семёна Злотникова.

Михаил Янко в спектакле «Уходил старик от старухи» по пьесе Семёна Злотникова.

Во время репетиции в детской студии, которую ведёт Михаил Леонидович.

Во время репетиции в детской студии, которую ведёт Михаил Леонидович.

Фото из архива семьи Янко.
Доктор Миша слушает куклу: здорова ли? Михаил Янко в спектакле «Уходил старик от старухи» по пьесе 
Семёна Злотникова. Во время репетиции в детской студии, которую ведёт Михаил Леонидович.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных