Пн, 27 Мая, 2019
Липецк: +18° $ 64.61 72.32

Секрет Олега Анатольевича

Алёна КАШУРА | 26.01.2017

Есть на свете удивительные учителя. Они не просто ведут уроки, а творят новую школьную реальность. Такую, в которой легко и радостно получать новые знания, общаться между собой, фантазировать. Об одном учителе-новаторе, Константине Александровиче Москаленко, мы рассказали в конце минувшего года. А в нынешнем выпуске продолжаем цикл публикаций материалом о другом наставнике. Впрочем, не будем забегать вперёд. Сейчас вы сами о нём узнаете...

В ЛЕДЯНЫХ ЩУПАЛЬЦАХ СТРАХА

Седьмой «Б» не давал покоя учителям. Ребята из этого класса, казалось, нарочно испытывали терпение взрослых. Они списывали, обманывали, отвечали у доски невпопад... «Лентяи! – говорили про них. – Оболтусы!» И никто не знал, что на самом деле семиклассниками владел Страх.

Он пришёл в 7 «Б» ещё в сентябре, когда дети писали контрольную работу по алгебре. Задания были сложными. И даже отличники переживали: напишут ли? Страх ловко этим воспользовался. «Ошибётесь, неучи! Вы же за лето всё забыли!» – прошептал он каждому ученику на ухо. И, потеряв уверенность в себе, все как один получили за контрольную «пару». А Страх намертво вцепился в своих жертв.

Директор посылал к ребятам самых разных классных руководителей. Но они выдерживали в 7 «Б» не дольше недели. Поэтому вскоре мальчишки и девчонки перестали запоминать их имена и отчества. Зачем? А Страх всё рос, рос. И чем сильнее боялись ребята, тем больше он становился.

Но вот однажды в кабинет, где занимался 7 «Б», вошёл круглолицый человек в очках с чуть затемнёнными стёклами.

– Здравствуйте! – сказал он и представился: – Я – Олег Анатольевич Казанский, ваш новый классный руководитель.

Страх крепче сжал мальчишек и девчонок своими ледяными щупальцами. Знал: если дети испугаются учителя, ему до них невозможно будет достучаться. «Бойтесь его! Бойтесь! – подзуживал Страх. – Он станет кричать и ругаться! Он возьмёт ручку с противными красными чернилами и напишет в ваших дневниках обидные замечания!»

Ребята нахмурились. И Страх с удовлетворением потёр щупальца. «Надо бы и этого новичка обработать», – подумал он, метнувшись к учителю. Но вдруг понял, что не может к нему подступиться. Наставник улыбался семиклассникам так приветливо, словно видел самых одарённых детей на свете, а не отстающих учеников.

«Это как? – изумился Страх. – Почему?!» И вдруг впервые в жизни понял, что сам... боится! Он словно скукожился от тёплой улыбки и лучистого взгляда нового учителя. Но разве мог Страх оставить своих жертв, которые так долго подпитывали его силы? Не желая сдаваться, он решил выяснить всё о своём сопернике, чтобы нанести ему сокрушительный удар. И невидимой тенью выскользнул из кабинета.

ДОСЬЕ НА СОПЕРНИКА

Страх долго мотался по всей России, постепенно собирая досье на учителя.

Оказалось, Олег Анатольевич Казанский родился в последний день лета 1946 года в Новосибирске. Там же окончил школу и педагогический институт по специальности «русский язык, литература и история».

В студенческие годы работал вожатым в школе, в пионерских лагерях Новосибирской области, знаменитых детских центрах «Артек» и «Орлёнок». После окончания института Олег Анатольевич – директор сельской школы, что определило тему его кандидатской диссертации: «Художественные потребности старшеклассников сельских школ». Защитил её в 1975 году. С 1976-го он уже старший преподаватель, затем – заместитель декана историко-педагогического факультета Новосибирского педагогического института.

Выяснил Страх и то, что в детстве Олег Казанский, который был далеко не примерным ребёнком, учился в той школе, куда пришёл преподавать Сталь Анатольевич Шмаков. И, став его воспитанником, тоже увлёкся педагогикой. Настолько, что Сталь Анатольевич, переехавший в Липецк и ставший в середине семидесятых годов широко известным учёным, предложил своему ученику работать в Липецком государственном пединституте (ныне – университет). Олег Анатольевич согласился. И, покинув Новосибирск, стал наставником будущих учителей нашей области.

Начиная с должности старшего преподавателя кафедры педагогики и закончив проректором по научной работе ЛГПУ, этот учёный-педагог разрабатывал идею школы, из которой ученики и учителя не убегают сломя голову после занятий, не закрываются друг от друга учебниками, журналами и тетрадями. А где каждый друг другу нужен, где есть место и учителю, и ученику, потому что главным является Человек. Страху это очень не понравилось.

Но ещё больше его напугало другое... Олега Анатольевича интересовала школа, в которой ученик учился бы думать, а не просто что-то делать, повторяя за учителем. Задавать вопросы и искать самостоятельно на них ответы. Где мысли всегда правильные, хотя и не очень «причёсанные». Где есть место поэзии и театру, фантазии и общению, творчеству и игре. Его интересовала школа как мир мышления, отношений, как мир преобразования человеком самого себя. И главное – школа, где есть любовь.

«Любовь» – от этого слова у Страха онемели щупальца... Поэтому он выбросил его из головы, но вскоре выяснил, что педагогической работой Олег Анатольевич не ограничивался. Он открыл общегородской киноклуб «Восхождение», где многие его студенты впервые увидели фильмы Эмира Кустурицы, Федерико Феллини, Андрея Тарковского и других режиссёров. С его лёгкой руки распахнул двери студенческий клуб «Точка зрения», в котором Олег Анатольевич устраивал встречи с интересными людьми. Благодаря его стараниям студенты общались со знаменитым артистом Олегом Янковским, задавали вопросы скрипачу-виртуозу Игорю Ойстраху, бывали на репетициях спектаклей легендарных режиссёров Иосифа Райхельгауза и Юрия Любимова...

Узнал Страх и о том, что Олег Анатольевич пишет книги о педагогике, читает лекции в разных городах – от Санкт-Петербурга до Владивостока. Да ещё и сам постоянно чему-нибудь учится. Страх понял: победить этого наставника будет непросто. Однако щупальца не опустил.

«Ничего-ничего, – решил он. – Я до Казанского через ребят доберусь!» И помчался обратно в школу, к своему седьмому «Б». А там...

ГЛАВНОЕ - ЛЮБИТЬ СВОИХ УЧЕНИКОВ

Ребята заметно повеселели. Некоторые тянули на уроках руки, чтобы ответить. И если кто-то ошибался, Олег Анатольевич не ругал, не делал замечаний и уж тем более не иронизировал над теми ребятами, кому учёба давалась нелегко. Тактично и вежливо он помогал всё понять.

Семиклассники и после занятий не торопились расходиться. Они подолгу стояли возле учительского стола, рассказывая о чём-то наставнику. А тот слушал их, не перебивая.

«Ага, хочешь втереться в доверие!» – злобно подумал Страх. И попытался внушить ребятам, что Олег Анатольевич притворяется, что ему на самом деле скучно говорить с двоечниками. Но дети даже не обратили внимания на его шёпот! Ведь учителю действительно было интересно беседовать со своими воспитанниками.

Он быстро замечал перемены в их интонациях и жестах, уточнял то, чего не поняли с первого раза. И внимательно разбирался во мнении каждого ученика, даже если сам был с этим мнением не согласен. А главное, разговаривая с Олегом Анатольевичем, семиклассники чувствовали: их слова важны и значимы! И вера в свои силы, которую так ловко расшатал Страх, потихоньку к ним возвращалась.

Директор школы и остальные коллеги Олега Анатольевича только диву давались.

– Как же вы приструнили этот класс? – спросила у него молоденькая учительница, которая раньше даже боялась войти в седьмой «Б».

И Страх, который повсюду следовал за Казанским, желая отыскать его уязвимое место, услышал ответ:

– Я просто поднялся по лестнице отношений. Сначала расположил ребят к себе. Потом заинтересовал собой. И сумел услышать их. А теперь мы стоим на самой высокой, четвёртой, ступеньке сотрудничества друг с другом.

Слово «сотрудничество» неприятно кольнуло Страх, который стал совсем маленьким – ростом не выше воробушка. Он вспомнил, с каким нетерпением ребята бежали после уроков на деловые игры, которые устраивал для них Олег Анатольевич, как горячо обсуждали книги, прочитанные по совету наставника, как собирались на чаепития. «Да в чём же твой секрет?!» – мысленно прорычал Страх. И Казанский, словно отвечая на этот невысказанный вопрос, продолжил:

– А вообще, главное – любить своих учеников.

«Любить...» – прошептал Страх. И сам не заметил, как растаял. Ведь там, где царит Любовь, нет места даже капельке страха.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных