Пт, 23 Августа, 2019
Липецк: +26° $ 66.61 73.95

Археология - везде рядом

29.07.2016

Александр Николаевич Бессуднов – доцент института истории, права и общественных наук Липецкого государственного педагогического университета имени Семёнова-Тян-Шанского, а также глава городской общественной организации «Архео­лог». 

Встретились мы с ним потому что среди наших читателей есть те, кому интересна археология. А лето – самая подходящая пора для раскопок. 


– Александр Николаевич, расскажите, пожалуйста, зачем нужны археологические раскопки. Какой от них толк?

 – Археология – это родная история, если хотите, укрепление наших корней. И чем глубже корни, тем сильнее и крепче народ. Ещё Платон утверждал, что народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего. Одна из важнейших задач архео­логии – давать новым поколениям знания о минувших временах, причём не о тех, которые были лет двести или триста назад, речь идёт о тысячелетиях. 

 – Интересно, когда и где начались первые археологические раскопки на территории Липецкой области? 

 – По официально подтверждённым данным, в 1888 году. На территории села Тюнино, что под Задонском. Там находилась Тюнинская яма, в которой местные жители находили старинные предметы. Благодаря иеромонаху Богородицкого монастыря отцу Геронтию о «сокровищнице» узнали учёные. 

И на Задонщину прибыл под эгидой Императорской археологической комиссии воронежский археолог и краевед Леонид Борисович Вейнберг. Сначала он обнаружил ружейный замок начала 19-го века, солдатский тесак, а потом – останки сразу нескольких погребений. Но до нашего времени находки, к сожалению, не сохранились. Остались лишь описания в отчёте, сделанные учёным. 

В 1910 году дело Вейнберга продолжил другой археолог – Владимир Нилович Глазов. Его находкам повезло больше. Семнадцать предметов, найденных под Задонском, хранятся в знаменитом Эрмитаже. 

 – А на каких давних раскопках в нашей области работа продолжается по сей день?

 – Самый яркий пример – Гагаринская стоянка, открытая ещё в начале прошлого века. Она уникальна. Там найдено фантастическое количество статуэток Венеры – богини древних людей. Их четырнадцать! Причём шесть практически целые. В России больше нет ни одного другого места, так «густо заселённого» Венерами. Кстати, сюда, в село Гагарино Задонского района, часто приезжают и иностранные студенты. 

А вообще Липецкая область ещё не так хорошо изу­чена археологами. Мы с коллегами однажды прикинули и пришли к выводу, что за годы раскопок удалось исследовать примерно двадцать процентов территории. Получается, большая часть памятников древности нам ещё не известна.

 – Александр Николаевич, какие находки на территории нашей области считаются самыми ценными?

 – Самое ценное – это информация об эпохах. Раньше было мало известно о поздней поре верхнего палеолита, о том, что происходило на нашей земле 12-15 тысяч лет назад. В то время начали вымирать мамонты, людям пришлось срываться с места, искать новые территории  для жилья и охоты. Благодаря находкам мы можем теперь представить примерную картину того времени. Вместо здоровенного мамонта, который снабжал и едой, и одеждой, и стройматериалами, людям надо было найти других, столь же полезных для жизни животных. Начали охотиться на быстрых и осторожных оленей, лосей. Хотя они намного меньше и польза от них не такая впечатляющая, как от мамонтов.  

Вот ещё пример. Археологам удалось отодвинуть границу скифской культуры. Изначально было найдено городище у Конь-Колодезя, что в Хлевенском районе, а после – ещё два, в пятидесяти километрах от первого. Таким образом, граница обитания этого народа отодвинулась. Хоть расстояние и не впечатляющее, но для учёных это важное и большое открытие. 

Или обнаруженное в 60-х годах прошлого столетия Воргольское городище, датируемое 9-11 веками нашей эры. Его особенность в том, что там находилось святилище, религиозный центр наших древних предков. В других местах обитания славян, обнаруженных по реке Воронеж, такого нет. И это логично, поскольку Воргольское городище находится на значительном расстоянии от реки и границ обитания кочевников. 

 – А где «поселяются» находки археологов?

 – Большинство «оседает» в местных краеведческих музеях. Не зря же есть поговорка: где родился – там и пригодился. Я тоже сторонник такого подхода. Жителям других районов нашей области или людям из соседних регионов вряд ли будет интересно смотреть на то, что нашли на чужой территории. У них и своих экспонатов хватает.

 – Александр Николаевич, много ли желающих принять участие в археологических раскопках? Я имею в виду школьников…

 – Много! С 80-х годов прошлого столетия  мы начали привлекать к раскопкам студентов и школьников, продолжаем по сей день. Причём не боимся пополнять ряды ребятами из 5-6 классов. Они быстро адаптируются, втягиваются в процесс. Всегда приятно видеть, как у них горят глаза, когда удаётся сделать находку. Но работают ребята не много, по четыре часа в день. 

Важно понять, что археологическая экспедиция – это ещё и закалка детей. Они учатся жить и работать в коллективе, на деле начинают понимать, что такое взаимовыручка. У меня есть интересная история, которую я всегда рассказываю с удовольствием. На раскопках в Карамышево трудился один мальчишка. И вот за ним приехала мама. Со словами «хватит в грязи ковыряться» увезла его домой. На следующий день, вижу, она опять появилась. И сынишка рядом. Оказалось, он отказался от поездки в Испанию, всю ночь плакал и просился на раскоп. Мама искренне этого не понимала, но, хорошо, услышала сына.

 – Много ли ребят, прошедших раскопки, стали археологами? 

 – Таких много. Почти все они разлетелись по стране. Кто-то преподаёт в вузах и выезжает со своими студентами на раскопки, кто-то только сам копает. Археология – очень заразное занятие.

 – Ваши собственные дети наверняка заразились этой наукой…

 – Старший, Александр. С самого раннего возраста я брал его на раскопки. Хотя, признаюсь, не ставил цели воспитать из него археолога. Получилось само собой. Он уже много где побывал. Какое-то время сотрудничал с иностранными археологами. Сейчас живёт и работает в Санкт-Петербурге. 

 – Александр Николаевич, не сомневаюсь, что многие читатели «Ключика» уже горят желанием узнать, как можно попасть в археологическую экспедицию…

 – Лично я сейчас чаще выезжаю со студентами. А школьникам нужно связаться с организацией «Археолог». С ними работают несколько специалистов. Среди них – Роман Викторович Смольянинов и Александр Николаевич Голотвин. Смены в археологических лагерях обычно начинаются с конца июня и длятся до середины августа, если позволяет погода. Нынешним летом школьники отправятся на раскопки в Аргамач-Пальну Елецкого района.   

*  Итак, всем желающим найти следы истории на раскопках нужно позвонить в «Археолог» по телефону +7 (4742) 32-83-53. Там всё расскажут и объяснят. 

С Александром Николаевичем беседовал

Павел ЖУКОВ.

Фото из архива А. БЕССУДНОВА и Н. ЧЕРКАСОВА.  

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных