Чт, 23 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Вначале была Хворостянка

17.05.2016

Имя Надежды Андреевны Обуховой наши читатели знают по сообщениям о международном конкурсе молодых вокалистов имени этой прославленной певицы. Почему его проводят в Липецке – вы тоже в курсе. Надежда Обухова – наша землячка. Её родовые корни тесно связаны со старинным большим селом Хворостянка, что находится в Добринском районе. Об этом сегодня вам подробно расскажет краевед Виктор Владимирович Елисеев из посёлка Добринка.

Знаменитая певица, прима Большого театра, народная артистка СССР Надежда Андреевна Обухова родилась 6 марта 1886 года в Москве. Но её детство тесно связано с селом Хворостянка, что раскинулось среди чернозёмных полей Усманского уезда Тамбовской губернии (ныне Добринский район Липецкой области). Она жила здесь в доме своего деда Андриана Семёновича Мазараки. Сюда часто приезжала и позднее, чтобы поклониться праху матери и других своих предков.

Дедушка певицы, окончив в 1854 году привилегированный Пажеский корпус, попросился на службу в гвардию. Он пошёл по стопам своего отца, генерал-лейтенанта артиллерии, участника Отечественной войны 1812 года и заграничных походов Русской армии Семёна Семёновича Мазараки. Служить Андриан Семёнович начал не где-нибудь, а в Семёновском гвардейском полку – детище Петра Великого. Но, по-видимому, военная служба не прельщала его. К тому же вскоре умер отец, и нужно было помогать матери в ведении хозяйства. В Хворостянке Анна Ильинична Мазараки владела землёй и 336 крепостными крестьянами, ей принадлежали также 88 дворовых людей. 

В 1858 году Андриан Мазараки вышел в отставку и поселился в Хворостянке. Вскоре он женился – его избранницей стала Анна Павловна Барщева. Но после рождения первенца – дочери Марии – она умерла, оставив вдовцу крошку-малышку. Воспитанием дочери занялись Андриан Семёнович и бабушка Анна Ильинична. Отец обожал свою дочь. Детство мать будущей певицы провела в Хворостянке. Чтобы дать дочери образование, Андриан Семёнович нанял учителей. Уроки фортепьяно давал сам. Он был прекрасным музыкантом, хорошо играл на пианино. Благодаря его содействию, в Воронеже в 1868 году было основано отделение Императорского русского музыкального общества.

А годом позже Андриан Семёнович открыл в Воронеже общедоступную музыкальную школу. Иногда ему приходилось участвовать в концертах как пианисту и скрипачу. Позднее Надежда Андреевна вспоминала, что дедушка «был прекрасным пианистом, и я часами слушала в его исполнении Шопена и Бетховена». Он дружил с братьями Рубинштейнами и «неизменно принимал участие в судьбе обоих». Позднее Николай Григорьевич Рубинштейн приезжал в Хворостянку к Мазараки. Был дружен Андриан Семёнович и с Петром Ильичом Чайковским. По некоторым сведениям, знаменитый композитор однажды также навестил его в Хворостянке. 

Когда Мария Андриановна подросла, они с отцом стали выезжать в Москву. Отец решил дать дочери музыкальное образование. Её наставницей стала Александра Ивановна Губерт – одна из лучших пианисток России.

Андриан Семёнович старался выезжать с дочерью и в свет. Вскоре девушка познакомилась с блестящим офицером А.Т. Обуховым. Андрей Трофимович окончил Тверское кавалерийское училище, служил в Сумском гусарском полку, был адъютантом командующего Московским военным округом. После женитьбы он, как и его тесть, вышел в отставку и переехал в Хворостянку. Здесь стал заниматься хозяйством. Вскоре у супругов родилась дочь Анна, через год Надежда, а затем сын Юрий. Но семейное счастье длилось недолго: на четвёртом году семейной жизни Мария Андриановна умерла от скоротечной чахотки. Скончалась она в Ялте, в окружении родных. А похоронили её в Хворостянке, в ограде сельской церкви.

Горе Андриана Семёновича Мазараки было неописуемо. После смерти дочери все заботы о воспитании сирот легли именно на него. Он поселился с внуками на втором этаже, а зять проживал обособленно, «занимая комнаты в одной половине нижнего этажа дома». Позднее Андрей Трофимович женился во второй раз. 

По воспоминаниям Надежды Андреевны, двухэтажный дом дедушки был окружён густым садом. Дом окружали цветники. В памяти Надежды Андреевны остались «бесконечные коридоры, переходы, площадки, лестницы», дети любили бегать по этим таинственным закоулкам дома и играть в прятки. По вечерам часто собирались в гостиной, где стоял концертный рояль. За него часто садился дедушка с внучкой Надей. И звучала музыка. Была у дедушки и богатая библиотека. В длинные зимние вечера он, сидя в «вольтеровском кресле» у камина, читал внукам произведения русских классиков, сказки.

Вокруг дома простирался и большой парк с вековыми липами, а в конце аллеи стояла беседка, обвитая хмелем. В знойные летние дни здесь часто просиживала за книгой или вязанием мать певицы. Позднее это место стало любимым и для Надежды Андреевны.

А когда заканчивалась молотьба, в имение приходили крестьянские девушки. Они приносили последний сноп, разукрашенный яркими лентами. Затем водили хоровод, звучали народные песни. Растроганный Андриан Семёнович щедро одаривал девушек разными сластями.

Будущая певица дружила с крестьянскими девушками, они любили «молодую барыньку». Крестьянки преподали ей первые уроки рукоделия, и вскоре Надежда научилась вышивать по канве.

Часто Надежда Андреевна бывала на выгоне, где по вечерам собиралась молодёжь. Взявшись за руки, хворостянские парни и девушки играли в «горелки». Звучала гармошка, под которую залихватски отплясывали трепака, кто-то выдавал задорные частушки.

Надежда Андреевна навсегда запомнила Хворостянку, в которой прошло её детство. Сюда она приехала и в 1906 году, накануне поступления в Московскую консерваторию. В то время страну охватила первая русская революция, крестьяне жгли помещичьи имения. Но в Хворостянке было спокойно, и Надежда Андреевна провела здесь целое лето. Сюда Обухова не раз приедет и потом.

К сожалению, сейчас ничего не осталось не только от бывшего барского дома, сада, парка, но и захоронений семейства Мазараки-Обуховых. Но остались поля, где Надежда Андреевна испытывала особое наслаждение, «вдыхая грудью запах цветущей ржи и чернозёма, смешанный с запахом полевых цветов и душистых трав…».

У Надежды Андреевны Обуховой

Представить образ Надежды Андреевны Обуховой как певицы и человека вам поможет глава из книги «Всегда с тобой» Наталии Сац, которую мы публикуем на этих страницах.

Для ясности объясняем. После Октябрьской революции, произошедшей в 1917 году, Наташа Сац в возрасте… четырнадцати лет начала работать в детском отделе Московского Совета, чтобы устраивать концерты и спектакли для ребят, чего раньше никогда не было. А что же исполнять детям со сцены? И Наташа решает: «Надо с каждым артистом говорить отдельно, найти такие слова, которые его заинтересуют. Уговаривать надо не здесь, где все торопятся, а у них дома. Обхожу – нет, обегаю лучших артистов».

И вот здесь самое время начать рассказ о том, как Наташа Сац побывала в гостях

Первой знаменитой певицей, которая приняла меня, как говорится, с распростёртыми объятиями, была Надежда Андреевна Обу­хова. Когда я робко вошла в переднюю большой квартиры, меня сразу провели в её комнату, где было очень много зелени, мягкие диваны, портреты в овальных рамах. Рояль приветливо распахнул крышку – верно, Надежда Андреевна незадолго до моего прихода занималась: на пюпитре много нот…

Было ещё утро, и Надежда Андреевна вышла ко мне в синем шёлковом халате. Какая она красивая! Косы вокруг головы, улыбнулась мне всем своим румяным русским лицом, усадила в кресло.

– Выступать для детей? С удовольствием, это же очень интересно! Вот только понравлюсь ли я им? Я ведь никогда прежде для детей не пела, своих у меня нету. Вы сами-то меня слышали?

Слышала ли я Надежду Андреевну Обухову! Сколько раз! Помню, на «Кармен» в Большом театре место у меня было далеко – стоячее, на самой верхотуре, но разве забудешь Кармен – Обухову! Я и сейчас всем сердцем помню её глубокий, бархатный, такой благородный голос, редчайшее меццо-сопрано, удивительное умение артистки заставить полюбить всех тех, кого она пела-играла, поверить, что именно они были во всём правы. Сколько я плакала, слушая Обухову – Любашу в «Царской невесте» Римского-Корсакова! Надежда Андреевна нетерпеливо останавливает меня:

– Но ведь детям мы всего этого петь не будем, это не для них, нам надо подумать...

– Да, да, простите!

Достаю свою папку. С разрешения Надежды Андреевны сажусь за её рояль. Папина «Коза» ей не нравится.

– Она какая-то легкомысленная, эта коза, у меня не получится. «Мой Лизочек» лучше петь певице с другим тембром голоса – у меня эта песня неминуемо округлится, потеряет свою остроту, миниатюрность и шаловливость.

– А как, Надежда Андреевна, «Кукушка»?

Обухова напевает «Кукушку», и кажется, что… прав не скворец, а кукушка. Да, её «ку-ку» сейчас так убедительны и благородны! Может быть, кукушка действительно поёт не хуже соловья, которого почему-то все хвалят? Первой начинает смеяться Обухова:

– И эта песня – не моё дело, Наташа… Вы мне позволите вас называть без Ильиничны?

– Конечно, буду рада! А… что это значит «не моё дело», Надежда Андреевна?

Обухова облокачивается о рояль. Смотрю в её удивительно ясное лицо и стараюсь запомнить её слова:

– У каждого артиста, как у каждого художника, есть своя палитра красок, свои творческие вкусы и возможности. Одним удаются злодеи, другим – женщины, похожие на птиц… У нас в опере главное – голос, его выразительные возможности, его особое звучание – тембр…

– Значит, певец всегда поёт… похоже? – удивлённо переспрашиваю я.

– Но разве Кармен и Любаша похожи? А ведь я пою далеко не только эти партии! Народные песни в моём исполнении вы слышали?

Словно что-то вдруг вспомнив, Надежда Андреевна прерывает объяснения, идёт к стеклянному шкафу, стоящему за роялем, открывает его, достаёт какие-то ноты и кладёт их передо мной.

– Чуть не забыла! Не так давно композитор Александр Тихонович Гречанинов прислал мне свои детские песни. Давайте их вместе посмотрим.

Надежда Андреевна открывает песню «Подснежник», начинает звучать рояль – отрывистые нотки, стаккато, а потом словно призыв какой-то слышится, тихий и настойчивый:

В лесу, где берёзки столпились гурьбой,

Подснежника глянул глазок голубой.

Сперва понемножку зелёную выставил ножку…

Какая выразительная музыка, так и лепится образ маленького голубоглазого цветочка, осторожного и очень любопытного. Но вот музыка становится громче, смелее.

Потом потянулся из всех своих маленьких сил…

И вот уже звучит навстречу весне чудесный, полный юных сил голосок подснежника, его огромная радость.

Я вижу, природа тепла и ясна.

Скажите, ведь правда,

Что это весна?

Ведь правда, что это… весна!

Ликующая музыка в аккомпанементе – я его в первый раз, правда, с ошибками сыграла, но потом вышло. Певица поёт ещё, ещё последнее «весна-а», а рояль говорит, что расцветает не только этот подснежник – вся природа весной.

Другая песня – «Про телёночка».

– Эту песню я уже смотрела – она мне очень нравится. Гречанинов широко использует русские народные мелодии – это для музыкального воспитания ребят, мне кажется, дорогое дело, – говорит Надежда Андреевна и теперь уже не напевает, а поёт почти полным своим грудным голосом – вот счастье:

Я телёночка любила –

Был он маленьким.

Свежей травкой угощала

У завалинки.

Как над маленьким я пела

Над ребёночком,

Навсегда ему велела:

Будь телёночком.

Надежда Андреевна с таким теплом обращается к этому несуществующему телёночку, что кажется, он здесь.

Музыка из распевной превращается в шутливо-быструю:

Пусть большие все коровы…

И снова медленно-ласково:

Ты ж будь ма-а-аленьким.

Увы, моя радость на этом кончается. Звонит телефон, Надежде Андреевне надо куда-то торопиться. Она передаёт мне целую охапку нот Гречанинова:

– Не потеряйте, Наташа, посмотрите их у себя дома – для детских концертов многое тут пригодится. А кроме того, постарайтесь увлечь детскими концертами самого Гречанинова. Мне было бы очень интересно с ним самим над его вещами поработать и чтобы он сам мне потом в детских концертах аккомпанировал. Его адрес тут в телефонной книжке, а я, простите, пошла переодеваться.

Надежда Андреевна протягивает мне свою мягкую, тёплую руку и исчезает за внутренней дверью, а я тщательно записываю адрес, медленно обвожу глазами комнату, из которой унесу такие нотные сокровища и, главное, воспоминание о звуках голоса Обуховой.

 

Две внучки Андриана Мазараки – Надежда и Анна.

Две внучки Андриана Мазараки – Надежда и Анна.

Надежда Обухова, которой только предстоит стать знаменитой.

Надежда Обухова, которой только предстоит стать знаменитой.

Школа, где сейчас учатся праправнуки крестьянских девушек, которых Андриан Семёнович щедро одаривал сластями.

Школа, где сейчас учатся праправнуки крестьянских девушек, которых Андриан Семёнович щедро одаривал сластями.

Таким представила дом А.С. Мазараки наша художница Э. Овечкина.

Таким представила дом А.С. Мазараки наша художница Э. Овечкина.

Знаменитая певица репетирует.

Знаменитая певица репетирует.

Две внучки Андриана Мазараки – Надежда и Анна. Надежда Обухова, которой только предстоит стать знаменитой. Школа, где сейчас учатся праправнуки крестьянских девушек, которых Андриан Семёнович щедро одаривал сластями. Таким представила дом А.С. Мазараки наша художница Э. Овечкина. Знаменитая певица репетирует.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных