Пт, 24 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Солдат, которому тринадцать

Софья МИЛЮТИНСКАЯ | 22.03.2016

В 1940 году лихой тринадцатилетний паренёк Коля Морозов решил: хватит ему сидеть дома, в Тербунах. Всё-таки второй десяток пошёл, пора и мир посмотреть. Отправился мальчишка в самое сердце нашей страны – Москву. Не побоялся ни трудного времени, ни предстоящей полной самостоятельности.

Строго наблюдала за этой смелостью госпожа фортуна. У неё в кармане лежал для Коли первый камешек преткновения – куда такого маленького возьмут? По возрасту ему годится только школьная скамья. Но мальчишка сам был не лыком шит. И не собирался оставлять свою судьбу в царевнах-несмеянах, а хотел заставить улыбаться ему.

Для начала пришлось пойти на обман. На экзамене в ремесленном училище, не опустив глаза и даже не покраснев, паренёк соврал комиссии, что ему уже четырнадцать лет. И был принят.

Так судьба улыбнулась Коле впервые. Но улыбка вышла скупой, потому что вскоре надвинулась на нашу страну огромная беда – фашизм.

В БОЙ, ЗА РОДИНУ!

Зная, что на счету каждая пара рук, Коля начал работать на заводе. Промышленность в спешном порядке перестраивали на военный лад. Паренёк наравне со взрослыми участвовал в подготовке бронепоезда «За Родину!». Но ему хотелось не готовить поезд, а самому биться за Отчизну. Лет, конечно, маловато, но ведь возраст определяется не прожитыми днями, а извлечёнными уроками и накопленным опытом. Прибавьте к этому горячее сердце – и вы догадаетесь, что Коля на этом бронепоезде сбежал на войну. В составе пятого дивизиона он прибыл на Брянский фронт.

Бои здесь шли такие жестокие, что дивизион был сразу разбит. Уцелели трое: машинист, артиллерист и Коля. Их перевели в гвардейскую дивизию генерала Ивана Никитича Руссиянова.

И вот здесь судьба снова подставила ножку: в бой пацана никто брать не хотел. Не мог он значиться солдатом в таком возрасте. Собирались отправить в тыл, но Николай не отступил. И опять добился от фортуны улыбки. Да какой! Только представьте: на скольких фронтах бились наши бойцы, с каких дальних рубежей слали они письма домой. А дивизия Руссиянова вела боевые действия… на территории родных мальчишке Тербунов. Узнав об этом, Николай не побоялся отправиться к самому генералу и доказал, что станет исключительно полезным проводником и разведчиком. Ведь ему здесь знаком не то что каждый дом – дерево!

Генерал Руссиянов разрешил пареньку остаться в разведывательной роте Воронежского добровольческого полка. Николай стал его сыном. Но и тут ждала подножка: разрешить разрешили, а в обещанную разведку Колю не посылали. Только расспрашивали обо всём, что касается местности, а самого мальчишку определили в клуб дивизии киномехаником. Николай начал крутить для красноармейцев кино…

В РАЗВЕДКЕ И ТЫЛУ

Но не для того умчался на бронепоезде «За Родину!» сын полка Морозов, чтобы показывать фильмы бойцам. Ему самому хотелось быть солдатом. И парнишка опять отправился к генералу Руссиянову. И опять заставил судьбу улыбнуться.

Его всё-таки определили в разведывательную роту. Солдат Морозов начал получать настоящие задания. Несколько раз пробирался в тыл к немцам. Однажды Николая и ещё одного паренька отправили в село Касторное.

Здесь их задержали фашисты, до выяснения обстоятельств посадили в погреб. Сколько они там находились – неизвестно, разведчики потеряли счёт времени. Но вдруг услышали: вроде лошадь заржала и русская речь… Наши! Наши взяли село! Начали кричать. Наши их услышали и освободили.

Много раз ходил в разведку Николай. Однажды подорвался на мине, попал в госпиталь. Мог бы, поправившись, вернуться домой – годы-то ещё невелики. Но отправился в путь, догнал своих под Сталинградом. Был снова ранен, уже осколком бомбы. А когда подлечился в госпитале, командование отправило паренька домой: хватит, повоевал! Николай негодовал: он бывалый боец, порох нюхал не в музее, а на поле боя, а ему велели ждать призыва в армию. А когда будет этот призыв, если пареньку ещё семнадцати нет? Но приказ есть приказ, а он человек военный.

НИНА

В армию Николая забрали только после войны. Долгих пять лет служил в морфлоте. Вернулся домой и начал работать… киномехаником. Надо сказать, в те годы случалось Николаю немного нарушать финансовую дисциплину при прокате кино. Одного зрителя – девушку Нину Михайлову – он пропускал без билета.

Нина была односельчанкой Николая, доля ей тоже выпала нелёгкая. Когда в 1943 году к Тербунам подошли фашисты, Михайловых вместе с другими селянами эвакуировали в Долгоруково. Жили вместе с семьёй Калашенко в посёлке Комбинат. Мороз страшный, голодно. Но той зимой Нина и её сестрёнка Аня больше всего запомнили не нужду, а пленных немцев, которых однажды привезли на станцию. Посиневшие от холода, обмотанные какими-то тряпками, они выглядели кочанами капусты, забытыми на грядках. А ведь ещё недавно «кочаны» считали себя хозяевами на нашей земле…

Весной семья Михайловых вернулась домой. Только дома-то не было – его разобрали по брёвнышкам на блиндажи. Стали искать закопанное имущество: валенки, одежду, сухари в бочках… Да что его искать – во-он ямы, ничегошеньки не осталось. То ли выкопали, то ли снаряды разорвались, угодив в яблочко.

Но этим горе не было исчерпано: пришла похоронка на отца. Без дома, еды и имущества, с мыслью о смерти родного человека… Приютили Михайловых уже ставшие почти родными Калашенко.

После войны брёвна разобранного дома вернулись из блиндажей назад. И семья построила новый старый дом.

***

Николай Морозов и Нина Михайлова поженились. Николай Алексеевич перешёл на работу в милицию, потом стал автоинспектором. К его боевым медалям прибавились награды МВД.

До последнего своего дня в родных Тербунах слыл он человеком мудрым, добрым и смешливым. А как же заставить судьбу тебе улыбаться, если сам этого не умеешь?..

Сегодня на улице Первомайской в том самом доме Михайловых, который Николай Морозов когда-то помогал заново строить, живут Нина Герасимовна с внучкой.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных