Вт, 15 Октября, 2019
Липецк: +10° $ 64.22 70.73

Уроки Пришвина

06.10.2015

Все по-настоящему талантливые люди не хранят обид. Особенно на своих учителей, даже если те были чересчур строгими. В их суровых замечаниях и даже в наказаниях таланты видят для себя только пользу. Вот и Михаил Михайлович Пришвин, гениальный писатель и тонкий ценитель прекрасного, всегда с благодарностью вспоминал своего учителя географии Василия Васильевича Розанова. А ведь именно он был автором докладной записки, из-за которой будущего писателя исключили из Елецкой мужской гимназии.

О том, как всё происходило в далёком прошлом, расскажет приш­виновед, доктор филологических наук, профессор Елецкого государственного университета Наталья Валерьевна Борисова. А чтобы вы представили полную картину событий, в книге «Елец древний и молодой» мы отыскали докладную записку учителя географии Василия Розанова. Прочитайте её тоже. Быть может, вы составите своё мнение о том, кто был прав, а кто виноват.

Оглядываясь назад

Михаил Пришвин, большой русский писатель, в дневниках и прозе постоянно обращался к своему детству как неиссякаемому источнику творчества.

Маленький гимназист Елецкой гимназии, куда мать в 1883 году отдала подросшего Курымушку, испытает тоскливое одиночество, оторвавшись от родного дома, и равнодушие к учёбе. Два эпизода детства во многом определили траекторию творческих поисков: неудачный «побег в Азию от проклятой латыни» и исключение из четвёртого класса гимназии.

Первое в жизни путешествие в неведомую страну описано в «Кащеевой цепи» столь живо и увлекательно, что оставляет впечатление не­обычайной художественной правдивости и силы.

Позднее в своей летописи жизни, обдумывая детские годы, Пришвин запишет в дневнике: «Я второгодник. Вместе с учениками Чертовым, Тирманом, Голофеевым совершаю побег в Америку на лодке по реке Сосне. Розанов, учитель географии (впоследствии писатель Василий Розанов), против всех в округе высказал запавшее крепко в душу: «Это хорошо, это необыкновенно». В душе отчаяние, что «Америки нет».

Америка... Азия... где конкретно так ослепительно сияла эта страна, было несущественно. Вырваться из пространства несвободы – вот о чём мечтал гимназист-неудачник. «Неудачный побег в Небывалое» был всё тем же бессознательным стремлением к духовному странничеству, которое смог понять только Розанов. Спустя много лет Пришвин запишет: «Этих балбесов, издевающихся над моей мечтой, помню, сразу унял Розанов, он заявил и учителям, и ученикам, что побег этот не простая глупость, напротив, показывает признаки особой жизни в душе мальчика. Я сохранил навсегда благодарность Розанову за его смелую, по тому времени необыкновенную защиту».

Став маститым писателем, Пришвин признается, что это было не просто неудавшееся путешествие, а знак судьбы, увлёкшей его в сказку, в мифологическое постижение мира, потому что «уже в детстве стал передо мной вопрос об отношении сказки к жизни».

Вместе с тем именно Розанов вольно, а скорее невольно, под давлением обстоятельств, стал причиной исключения Пришвина из гимназии: постановление педагогического совета от 14 апреля 1889 года «Об увольнении из Елецкой гимназии ученика IV класса Пришвина Михаила» последовало в ответ на докладную записку этого учителя.

Потом они встретятся в Петербурге: Розанов и уже достаточно известный в литературных кругах Пришвин. И смущённый Розанов примирительно заметит: «Вам это на пользу пошло». В связи с этим любопытен тот факт, что философский труд В. Розанова «О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания» хранится в личной библиотеке Пришвина с наклеенным экслибрисом и надписью: «Завет Розанова мне: поближе к лесам, подальше от редакций».

Дальнейшее образование и воспитание Пришвина взял в свои руки старший брат матери Иван Иванович Игнатов, пароходчик из Тюмени, сколотивший в Сибири огромное состояние. В 1889 году он забрал мальчика с собой и определил его в Тюменское реальное училище, которое тот благополучно окончил в 1892 году. Поступив затем в Рижский политехникум на химико-агрономическое отделение.

Уже в старости, оглядываясь назад, Пришвин с радостью вспоминал Елецкую гимназию, вспоминал Розанова как учителя, угадавшего в нескладном и наивном подростке человека творческого, будущего писателя-путешественника.

Наталья Валерьевна БОРИСОВА, доктор филологических наук, профессор ЕГУ имени И. Бунина.

Случай на уроке

1889 год, 20 марта. Докладная записка учителя географии Василия Розанова директору Елецкой мужской гимназии о недостойном поведении ученика IV класса Михаила Пришвина.

есть имею доложить Вашему Превосходительству о следующем факте, случившемся на 5 уроке 18 марта в IV классе вверенной Вам гимназии: ученик сего класса Пришвин Михаил, ответив урок по географии и получив за него неудовлетворительный балл, занял своё место за ученическим столом и обратился ко мне с угрожающими словами, смысл которых был тот, что если из-за географии он не перейдёт в следующий класс, то продолжать учение не станет, а выйдя из гимназии, расквитается со мною. «Меня не будет и Вас не будет», – говорил он между прочим. Затем сел, и так как тишина класса не нарушалась, то я продолжал урок, до конца которого оставалось несколько минут. Через небольшой промежуток времени он встал и попросил извинения, ссылаясь на то, что вышеупомянутые слова сказаны были им в раздражении, при котором он вообще не может себя сдерживать. Я предложил ему сесть, заметив, что о поступке его будет доложено Вашему Превосходительству. Он исполнил моё желание, ещё раз сказав, что, принеся извинение перед всем классом, исполнил то, что он него требовалось, и по тону слов его было видно, что он считает это извинение почти заглаживающим вину. В субботу я остаюсь после 5-го урока дежурным с арестованными учениками, между которыми был и Пришвин Михаил (за 2 по географии, по желанию, ранее выраженному г. классным наставником). Передавая ему запись, в которой родители извещались о его аресте и причинах оного, я спросил его, что побудило его к поступку такой важности, и, указав ему на те извинения, спросил его, какие вообще представления он имеет о себе и о других людях, с которыми ему приходится вступать в отношения. Он высказал, что вообще не считает кого бы то ни было выше себя, что же касается до самого поступка, то он сделан был для того, чтобы выдаться из учеников, показав им, что он способен сделать то, на что никто не решился бы. Считая самый поступок выходящим из рода обычных явлений гимназической жизни, а объяснения, его сопровождавшие, в высшей степени значительными с нравственно-воспитательной точки зрения, я почёл своим долгом обо всём этом доложить Вашему Превосходительству как высшему руководителю гимназической жизни и охранителю дисциплины в ней.

Преподаватель В. РОЗАНОВ.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных