Ср, 22 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Свет мой, зеркальце, скажи...

Полина ЧЕРНЫШОВА | 22.09.2015

 – Даш!

Тишина.

 – Даша! – я повышаю голос и уже не могу скрывать раздражение.

 – Даша, глухая, (опять в своих наушниках ничего не слышит) ты брала мою голубую кофту?

Ответа не последовало. Решительно поднимаюсь на второй этаж дома (тут главное не струсить) и резко распахиваю дверь в комнату сестры. Так я и думала: сидит в наушниках, в руках книга, которую она как бы читает и одновременно умудряется подпевать любимой группе «Сплин». Моё появление рушит идиллию, Даша лениво оборачивается и задаёт «неожиданный» вопрос:

 – Чего тебе?

 – Моя кофта у тебя? Мне собираться нужно, я опаздываю, а вещи, как всегда, найти не могу.

 – Не нужна мне твоя кофта.

На этом сестра вновь погружается в мир музыки, а я пытаюсь смириться с таким неоднозначным ответом на поставленный вопрос. И, в конце концов, прихожу к выводу, что вещь, которая так мне нравится, всё-таки не у неё.

Медленно спускаюсь вниз и на всякий случай заглядываю в сестринский шкаф. На фоне радужной палитры Дашиной одежды отчётливо выделяется моя потеря – надо же так нагло врать прямо в глаза! Хватаю кофточку, ураганом залетаю к Даше в комнату и натыкаюсь на её недоумевающий взгляд.

 – Это что такое? – показываю находку. – Опять врёшь! Я же просила не трогать мои вещи!!!

Сестра молча смотрит на меня и вдруг демонстративно зевает. Я была готова услышать обычное «отстань», «глупая» или что-то вроде того, но игнорирование доводит меня до точки кипения. Даю сестре затрещину и моментально испаряюсь из комнаты, потому что уже летит тапок вдогонку. Он ударяется о только что захлопнувшуюся дверь и громко падает.

Я закрываюсь в ванной комнате, включаю холодную воду, умываюсь и перевожу дух…

…Мы с Дашкой родились двойняшками с разницей в пять минут. Из-за этого в семье меня принято считать старшей. Раньше Даша была категорически против такой расстановки, но потом поняла, что не так уж это и плохо быть младшей. По крайней мере, фразу «ты старшая, ты отвечаешь за…» (продолжение зависит от ситуации) ей слышать не доводилось. 

Кстати, я не припоминаю ссор в детстве из-за одежды. Родители всегда покупали нам одинаковые брючки, комбинезоны, куртки, футболки, но только разных цветов. Поэтому сейчас, когда смотрю на фотографии семнадцатилетней давности, могу узнать, где запечатлена Даша, а где я.

Поводы для конфликтов были другие. Например, стульчик сестры мне нравился больше и я, юная эгоистка, без разрешения садилась на него. А Даша начинала реветь и пыталась вытеснить меня со своего законного места. В таких ситуациях выручала мама. На наши крики она вбегала в комнату, всплескивала руками и восклицала: 

 – Полина, слезь с Дашиного стульчика! Даша, не кусай Полину!

Удивительно, мы никогда не просились на руки. Об этом часто рассказывала бабушка. А ещё вот о чём: выйдет с нами на прогулку, а мы разбежимся в разные стороны, и приходилось бабушке за двумя зайцами гоняться.

Двойняшкам на улице всегда удивлялись:

 – Ой, а это у вас близнецы? Двое из ларца, одинаковые с лица?

А мы обижались:

 – Не близнецы, а двойняшки!

Тоже мне, нашли близняшек! Близнецы – они как две капли воды похожи, а мы – разные! Даша рисует, а я – пишу, это абсолютно неодинаковые способности.

В школе мы не сидели за одной партой. Учителя старались нас разлучить. И на плане посадки сёстры Чернышовы всегда значились в разных концах класса. «Чтобы не болтали и не мешали вести урок!» – объясняли педагоги. Но на переменах разъединить нас было невозможно. И если случалось так, что одна из нас в школе отсутствовала, учителя задавали шуточный вопрос: «Сестра, где вторая сестра?»

Прошлым летом мы не виделись почти месяц. Мне, как юнкору «Золотого ключика», посчастливилось побывать во всероссийском детском центре «Орлёнок». Домой я вернулась загоревшая, отдохнувшая, вдохновлённая и с килограммом впечатлений, которыми необходимо было срочно с кем-нибудь поделиться. И вот вошла в дом, вдохнула родной воздух, принялась распаковывать чемодан. Сестра почему-то не встречала… Успев обидеться на неё, я оставила вещи на потом и на цыпочках поднялась в её комнату. Даша сидела на стуле в наушниках, конечно, слушая «Сплин», а в глазах… стояли слёзы. Я бросилась обнимать сестру, но она отреагировала на меня без воодушевления. И я поняла, что рассказам о незабываемой поездке сегодня вырваться наружу не придётся. А так хотелось.

Как старшая, я велела сестре вытереть слёзы и объяснить причину хандры. Сейчас даже не вспомню, из-за чего тогда ревела Дашка. Но хорошо помню, как, попросив Дашу закрыть глаза и не подсматривать, я сняла со стены картину, распотрошила её, оставив раму, и присела на корточки напротив сестры.

 – Открой глаза! – ласково произнесла я.

Медленно раскрыв слипшиеся от слёз ресницы, она вопросительно посмотрела на меня. Я приблизилась к лицу сестры и, поставив между нами раму, продекламировала:

 – «Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи…»

Дочитать до точки помешал смех Даши. Она хлюпнула носом и повисла у меня на шее:

 – Глупенькая! – поощрила Даша мою находчивость.

…Через час дом сотрясался от криков:

 – Даша, ты опять взяла мою белую юбку?!

 – Отстань, ничего я не трогала! Сама потеряла, а на меня наговариваешь!

Рама лежала на столе и хихикала над нами…

В нынешнем сентябре мы расстались. Непослушные малышки в одинаковых комбинезонах выросли и вынуждены разъехаться по разным городам. Даша будет получать образование архитектора в Воронеже, а я поступила на факультет журналистики в Москве.

Интересно, какой будет первая встреча после нашей разлуки?

Полина ЧЕРНЫШОВА,

первокурсница факультета журналистики

Московского гуманитарного университета

имени Михаила Шолохова.

Фото Л. КОЛАЕВОЙ.

Книжка для двоих.

Книжка для двоих.

Слева – Даща, справа – Полина.

Слева – Даща, справа – Полина.

Книжка для двоих. Слева – Даща, справа – Полина.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных