Пн, 19 Августа, 2019
Липецк: +26° $ 66.61 73.95

Почему "Неунываки"?

12.03.2015

В музее, созданном клубом «Неунываки», около восьми тысяч экспонатов. Доставлены они с мест боёв 6-й гвардейской дивизии, 491-го миномётного и 118-го штурмового авиационного полков. Отдельная экспозиция музея посвящёна 327-й Воронежской и 64-й гвардейской стрелковым дивизиям. Много здесь свидетельств о героизме и воинов Аджимушкайских катакомб, в которых «неунываки» вели поиск двенадцать лет подряд. В каждом из этих прославленных воинских объединений сражались наши земляки…

Более 300 экспонатов безвозмездно передано в Липецкий областной краеведческий музей.

…Все, кроме вахтенных, сидели, лежали, стояли вокруг Савельева, а тот писал, вслух повторяя:

– Москва… Так… Начальнику Центрального штаба Всесоюзного похода молодёжи маршалу Советского Союза Коневу…

– Вот уже двенадцать дней мы идём, – подсказывает ему Санька Баранов.

– Просто – идём? – спрашивает Савельев, улыбаясь. И пишет: «Вот уже двенадцать дней мы идём по территории нашей области, оккупированной во время войны фашистами…»

– «Мы – это…» – продолжает он, – ребята, а как мы о себе напишем? Кто – мы?..

– Туристы, – советует ему кто-то.

– Ну, туристов в Липецке много. А вот что-нибудь такое… Ну, чтоб это наше было и больше ничьё…

– Туристы-искатели, – советует Третьяков.

– Есть «Искатели». В Туле клуб ребячий.

– Ну, тогда «Дерзатели», – от этого предложения Савельев даже поморщился.

– А что в отряде самое заметное, самое распространённое? – вопрошает Василь.

– Ну, отчаянные ребята, – вмешивается в разговор Пашка Дворкин. – Дружные. Не унываем, когда трудно…

– Не унываем, говоришь? – Василь даже привстал от какой-то неожиданной мысли. – Ребята, а вспомните-ка пробный поход на Загадское озеро…

Никто из нас до того там не был ни разу. Нам об этом озере рассказал Сергей Сергеич, наш опекун из городского клуба туристов.

– Оно, конечно, не Ривьера. Так, маленький пятачок, затерявшийся в лесу. Его даже на картах нет. Но вы же не курортники.

Это был наш первый поход с тремя ночлегами. Все первые сутки нас мочалил дождь, продувал пронзительный ветер.

Утром небо выпустило на землю несколько солнечных лучиков. Потеплело. Но едва мы снова тронулись в путь, как тесная тропа привела к болоту. Прыгаем по кочкам, сильно подмытым весенним паводком и размокшим от недавних дождей. Метров через полтораста вдруг стало ясно, что пройти вперёд невозможно. Раскладываю карту на пеньке, беспомощно крутим компас. Увлёкшись, мы потеряли ориентиры и теперь лишь приблизительно могли определить, что находимся где-то рядом с Загадским озером.

– Старшины!

Вокруг нас, пока я говорю, вырастает стена любопытствующих. Моё сообщение привело всех в глубокое уныние.

– Пошлём в разведку несколько человек – пусть они ищут, а мы пока отдохнём, – голос Саньки Баранова. С ним соглашаются.

Лежим. Поём. Десять минут. Двадцать. Полчаса. Разведчики вернулись огорчённые.

– Надо искать! – твёрдо произносит Савельев, откладывая в сторону гитару. – Кто со мной?

Несколько человек встают, чтобы не скучать без дела. Уходя, Савельев бросает:

– Не унывай, ребята! Нас много! Не пропадём!

Озеро мы, конечно, нашли. Оно действительно не Рица, оно не Селигер, не Ривьера. Оно – самое красивое в мире.

Оно нам стало дорого ещё и потому, что пятьдесят с лишним километров, донельзя всех измотавших, помогли не только оценить эту ошеломляющую красоту, но и найти нечто другое – то, что растворилось в этом дружном «ура!», в котором была наша общая радость.

Савельевское «Не унывай!» прижилось. Его повторяли часто. Сейчас оно царапалось туманным смыслом о вереницу громких названий: «Искатели», «Корчагинцы», «Дзержинцы»…

Уходя с Загадского, мы закопали под высоким раскидистым дубом ружейную гильзу с запиской: «Здесь 1 и 2 мая 1965 года жил упрямый бродячий народ, туристы-„неунываки”. Вы о нас ещё услышите!»

Владислав ШИРЯЕВ,

из книги «„Неунываки” – народ бродячий»

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных