Ср, 18 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51

Липецкий секрет тульского пряника

Софья Милютинская | 18.08.2009

Оказывается, любой печатный пряник начинается с... берёзы. Сейчас я об этом расскажу. Но прежде давайте представим, что мы находимся в Туле, на улице Октябрьской. Здесь, в маленьком домике, чуть больше десяти лет назад открыли Музей пряника. Музей очень молодой, если ещё учесть, что самому тульскому прянику уже несколько веков. А хранят здесь более пятисот медово-печатных сладостей, которые начинаются, как вы уже знаете, с берёзы. И вот почему.

Для того чтобы пряник был узорным, его нужно раскатать на специальной форме, по-другому – доске. Вырезают её из берёзы, да из такой, которая росла около тридцати лет. Причём годится только нижняя часть её ствола. Сначала дерево разрезают на доски толщиной около пяти сантиметров. А потом сушат их при естественной температуре… от пяти до двадцати лет! И только после этого резчик наносит на будущую форму рисунок.

В старину хорошим резчикам, как и хорошим кондитерам, оказывали особое уважение. Известен случай, когда царице Евдокии Лукьяновне, бабушке Петра Великого, крестьянка-пряничница принесла доски в виде разных рыб. В тот день государыня была больна, однако велела впустить мастерицу. И пожаловала ей за подарок аж три коровы!

Сейчас пряники пекут на заводе. Но доски, как и в старину, вырезают вручную, при помощи ножа и шила. Поэтому за всю историю существования Тульской кондитерской фабрики (а это примерно полтора века) досок было создано только около тысячи.

А теперь, дорогие читатели, удивимся ещё больше. Автор примерно двухсот форм – наш земляк, уроженец села Новоугляновка Усманского района Павел Игнатьевич Вересов. В тульском музее хранятся несколько пряников, «отпечатанных» в шестидесятые годы прошлого века в его формах. Экскурсовод рассказала, что Павел Игнатьевич, будучи ещё юношей, потерял на Великой Отечественной войне правую руку. Родные и знакомые сочувствовали: какой резчик без руки?! Но Павел Игнатьевич не сдался. Больше года привыкал быть левшой, заново учился рисовать и вырезать. Придумал и сделал специальный крепёж к столу, чтобы доска на нём прочно держалась.

Больше тридцати лет жизни отдал мастер любимому делу. Последнюю форму он вырезал, будучи уже на пенсии. В это время у Павла Игнатьевича развилась болезнь зрения – дальнозоркость. Чётко он видел только далёкие предметы. Резчик придумал такой приём: отходил в дальний угол комнаты, разглядывал свою работу, запоминал все изъяны и намечал будущие линии. Потом вырезал практически на ощупь.

Уже семь лет Павла Игнатьевича нет в живых. А в тульском музее хранятся его фотография и пряники, испечённые в формах этого мастера.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных