Чт, 23 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Я вам покажу!..

Саша Дементьев | 19.02.2013

В центральной городской детской библиотеке имени Пришвина областного центра прошёл конкурс не обычных сочинений, а фанфиков. Фанфик – это творение, созданное по мотивам какого-либо произведения с использованием сюжета или персонажей. Предлагаем вашему вниманию две работы: по мотивам романа в стихах «Евгений Онегин» А. С. Пушкина и одной известной вам русской народной сказки.

Сказку вы, конечно, знаете хорошо. А вот с «Евгением Онегиным» возможно ещё не знакомы. Но ведь это так просто взять книгу с полки. Или найти её в Интернете.    

СПАСИБО ЦЕНЗОРУ!

«Зарецкий отмерил ровно тридцать два шага. Ещё вчерашние друзья взяли пистолеты и разошлись. 

 – Теперь сходитесь, – скомандовал старый дуэлянт. 

Первый шаг. Второй. Третий… 

 – Я не буду стрелять в тебя. Ты мой друг, – Онегин вдруг остановился.

 – Нет! Ты оскорбил мою любовь, а значит, и меня! Стреляй! – крикнул Ленский.

 – Не буду, – заупрямился Онегин. – Ты хочешь – ты и стреляй. 

Ленский, не опуская пистолета, удивлённо посмотрел на Онегина. Евгений медленно подошёл к другу. 

 – Ну что, выстрелишь? – спросил Онегин.

Рука Ленского дрогнула. 

 – Я же обидел тебя. Стреляй! 

 – Не могу, – растерянно ответил Ленский.

 – Тогда прости меня. Я не хотел тебя обидеть, – сердечно произнёс Онегин. – Как-то глупо получилось…

Кажется, он впервые в жизни говорил так искренне. Ленский крепко обнял Евгения.

 – Забудем старые обиды, – сказал Ленский. – Мы же друзья. А для дружбы иногда полезны крепкие ссоры.

 – Полностью согласен, – кивнул Онегин.

 – Как это трогательно, – прошептал Зарецкий, смахнув перчаткой дрожащую слезу. – Как по-доброму».

 – Александр Сергеевич, что это? – возмутился цензор.

 – Вам что-то не нравится?

 – У меня есть… ряд вопросов.

 – Я слушаю.

 – Ну, во-первых, почему глава не в стихах? У вас творческий кризис?

 – Не дождётесь! Это черновик, эскиз, если вам угодно. Неужто запамятовали, что сами велели показывать вам даже черновики?

 – Да, такое было. Ладно, с этим разобрались. Но сама дуэль, она никуда не годится!

 – Обоснуйте.

 – Да как же такое может быть? С чего это ваш Онегин стал таким положительным?

 – Хотите сказать, что он обязан выстрелить в друга?

 – С самых первых страниц Евгений – отрицательный персонаж, а тут вдруг подобрел!

 – Вы не понимаете того, что Онегин – продукт своей среды, лакмусовая бумажка общества. Человек не может быть полностью плохим или хорошим. Он такой же, как я или вы, например. Так что всё-таки вам не нравится в дуэли?

 – Ленского должна убить рука друга, и точка! Онегин должен быть до конца отрицательным персонажем. Иначе я это не позволю напечатать.

 – Ах так?

 – Да, так!

 – Ну, ничего-ничего… Отдайте мне рукопись! – разозлённый Пушкин выхватил у цензора свои черновики и стремительно удалился из кабинета.

 – Даже не попрощался! – недовольно пробурчал цензор, возвращаясь к нудной работе. – Стараешься, помогаешь. А что в ответ? Даже «спасибо» никто не скажет. Писатели… 

 – Ну, ничего, ничего, – говорил Пушкин сам себе, идя по улице. – Будет вам и дуэль, и любовь! Всё будет! Даже лет через триста моего «Онегина» не перестанут издавать и изучать в школах! Спасибо цензору!

Саша ДЕМЕНТЬЕВ, г. Липецк.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных