Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Третья Пуническая война

Павел ЖУКОВ | 02.10.2012

Едва Илья Щедрин узнал, что в его классе появится новенький, сразу для себя решил: спокойно влиться в коллектив «пришелец» не сможет. А вдруг он затмит Илью, отодвинет с пьедестала лидера?

До начала нового учебного года оставалось несколько дней, а Илюша все разговоры с друзьями уже заканчивал знаменитой со времён Римской империи фразой: «Карфаген должен быть разрушен!». Вообще, Щедрин любил ввернуть какое-нибудь крылатое латинское выражение, и ребята к этому давно привыкли. Правда, за последнее время Карфаген всем уже порядком надоел. И пока друзья удивлялись повышенной агрессивности Илюши, мальчишка продумывал план Третьей Пунической войны. Новичок почему-то представлялся ему коварным, хитрым Ганнибалом. Тот факт, что известный карфагенский политик и полководец к началу Третьей войны уже более ста лет как ушёл в историю, юного воеводу не смущал. Не хотелось ему видеть в лице противника слабака Гасдрубала – другого карфагенского полководца, который запятнал своё имя предательством.

К первому сентября ход всей Третьей Пунической войны был запечатлён у Илюши в голове и для большей надёжности – на бумаге. Для начала новичок должен был выстоять против атаки мелкими пакостями. Так Щедрин хотел проверить, точнее, прощупать неприятеля на наличие силы духа и способности огрызаться.

Но перед этим надо было привести в порядок себя. Ещё Чингизхан говорил, что города надо брать обаянием. Мальчишка понял смысл этих слов по-своему: впервые за шесть лет учёбы сам причесал волосы, надел выглаженный мамой костюм и начищенные туфли. Он уже собрался перешагнуть через порог, когда раздался голос мамы.

– Сынок, ты ничего не забыл?

Илюша растерянно оглядел себя.

– Так, пиджак, галстук, ремень, брюки, туфли... А! Рюкзак забыл, да? Нет...

– Рубашка! Ты забыл надеть рубашку!

– Так вот почему пижмак...

– Пиджак!

Вот так, благодаря своевременному вмешательству мамы, полководец был спасён от конфуза.

На торжественную линейку бравый римлянин пришёл во всеоружии. Пока учителя произносили животрепещущие слова, а ученики их внимательно слушали и животрепетали (ну, или делали вид), Илья присматривался к противнику. Да, смазлив супостат. Высокий, голубоглазый блондин. Смотришь на него – и кажется, что он секунд десять назад спустился с обложки какого-нибудь модного журнала для подростков. Девчонки просто расстреляли новичка взглядами. Впрочем, Артур, так звали новенького, вёл ответный огонь, и не безрезультатно. Этот междусобойчик разозлил Илюшу пуще прежнего. «Никакой пощады! – в очередной раз решил он. – Карфаген должен быть разрушен!» И если одноклассников ему удалось настроить против Артура, то одноклассницы, судя по непрекращающемуся шквалу взглядов, уже переметнулись на сторону врага.

Когда класс частично дружным шагом направился в класс, Илюша «случайно» толкнул Артура и наступил ему на ботинок.

– Ой, прошу прощения, – Щедрин учтиво поклонился, изображая на лице трагичность ситуации.

– Ничего страшного, – ответил «Ганнибал» и тоже наступил Илюше на ногу, а потом толкнул плечом.

Ошарашенный дерзким отпором врага и скользким линолеумом, Щедрин плюхнулся на пол. Сконфуженный резким поворотом событий, мальчишка не мог оторвать взгляда от нагло ухмыляющегося противника. А рядом стояли одноклассники и улыбались...

Как Илюша пережил первое сентября, он помнил плохо. Перед глазами всё ещё сверкали все сорок восемь зубов Артура, а в ушах раздавались смешки ребят. «Вот тебе и маленькая победоносная война!» – раздражённо думал мальчишка.

Вернувшись домой, он больше часа ходил по комнате, обдумывая новую стратегию. Листочек с проваленным планом военных действий сетовал на суровую реальность в мусорном ведре. Потом компанию ему составил другой листок, весь покрытый боевыми шрамами от шариковой ручки. Затем ещё один, и ещё… Илюша со страстью истинного творца, можно сказать художника, черкал ручкой в блокноте. Но всё годилось максимум курам на смех. И мальчишка решил переждать. Раз взять Карфаген с налёта не получилось, нужно провести разведку местности и выявить в обороне крепости слабые места. Этим Илюша и занялся.

Почти месяц учёбы пролетел незаметно. За это время Щедрин проявил свои истинные чувства к новичку четыре раза, и после каждого оставался в дураках.

Первым была дуэль на уроке физкультуры. Илюша быстрее всех в школе бегал стометровку. Зная за собой такой «боекомплект», он вызвал Артура... и был с позором оставлен в хвосте.

– Я сам лично, вот этими руками, в смысле ногами, вручил ему звание лучшего бегуна школы! – возмущался Илюша, направляясь из школы домой. – Что за несправедливость, а?

– Да у него просто ноги длиннее, – чуть поразмыслив, выдал одноклассник Сашка. – Вот на двухстах метрах ты бы его обставил!

– Думаешь?

– Железно!

Но вторая дуэль закончилась так же позорно, как и первая. Да нет, хуже стало! Одноклассники переживающе смотрели на поверженного титана в лице Щедрина, а могучий Зевс в лице Артура вновь улыбался во весь свой белоснежный частокол.

Соревноваться с новичком в учёбе Илюша даже не пытался. Куда ему, фундаментальному троечнику, до стоумищего Артура! Новичок оказался знатоком и в точных науках, и в гуманитарных. И, конечно же, учителя прониклись симпатией к улыбчивому отличнику. Странное дело, до его появления в классе относились к «ботаникам» так же, как хомячки – к кирпичной стене. То есть никак. Лишь иногда смотрели снизу вверх и усмехались: а зачем оно надо? Но теперь всё изменилось. Артур изо дня в день укреплял свои позиции и потихоньку становился лидером 6 «А». Ряды его сторонников пополнялись всё новыми кадрами.

И Илюша почувствовал, что паникует. Получалось, бестолковый Гасдрубал-то он… Вот так открытие! И Илюша опрометчиво решил устроить третью дуэль. Повод нашёл мужской: ему давно нравилась худенькая рыжеволосая Светка, сидящая за соседней партой. Вроде бы ничего в ней особенного не было, но почему-то все мальчишки считали своим долгом влюбиться в неё. Долг они честно выполняли и забрасывали девчонку амурными письмами. Самые смелые даже решались проводить её до дома, но юная барышня и сама прекрасно добиралась до своего жилища. Кавалеров ей заменяли подруги. Щедрин решил пойти на приступ «Измаила».

Едва закончились уроки, Илюша нацепил на лицо маску непобедимого Александра Македонского и зашагал к «объекту».

– Свет, давай я тебя провожу, ага?

– Ты опять плетёшься в хвосте, – сказал подошедший Артур. – Я тебя опередил.

Илюша растерянно захлопал глазами.

– Карфаген должен быть разрушен, да? Ну так недолго осталось! – шепнул на ухо Щедрину новичок.

И пока обескураженный Илюша стоял, Артур вышел из класса вместе со Светой.

– Классно он тебя урыл! – хохотнул Сашка.

– Ты мой друг, так бери мою сторону! – воскликнул Илюша. – Предатель! Прости, что моя спина наткнулась на твой нож!

– Помнишь, как говорили в фильме: вовремя предать – это не предать, это предвидеть, – парировал Сашка. – Кто будет дружить с разрушенным Карфагеном?

Ребята, оставшиеся в классе, грянули дружным хохотом. Приняв цвет мировой революции, Илья пулей вылетел из кабинета. Вот так! А ведь совсем недавно он был лидером… Все его уважали­… И вдруг такая оказия! Что делать, как противостоять такому противнику? На этот вопрос Щедрин ответа не находил…

Вечером, кое-как разделавшись с уроками, он вновь принялся строить план наступления. Нервно дёргалась ручка, буквы на листке получались корявыми, но мальчишка не обращал на это внимания. Он чувствовал себя загнанным в угол, отступать-то было некуда!

У Ильи был принцип: не знаешь, что делать, – грызи ногти. В момент сего мероприятия голову частенько посещают умные мысли. Этим, собственно, мальчишка и занялся.

Четвёртая дуэль получилась спонтанной.

Класс писал контрольную по алгебре. И в самый ответственный момент, когда уравнения не хотели решаться и срочно требовалась помощь квалифицированных специалистов или шпаргалок, учительницу вызвал директор. Как только дверь закрылась, ребята, естественно, зашелестели учебниками и тетрадками. Не стал исключением и Щедрин. Он раскрыл рабочую тетрадь и стал списывать. Уравнение в контрольной было почти таким же. А поменять пару цифр и произвести вычисление с помощью калькулятора Илюша смог самостоятельно.

Оценки за контрольную оказались хорошими, хотя учительница, конечно, поняла, что ребята использовали неожиданную свободу на все сто. Но выяснения решила отложить до завтра…

После урока Илюша подошёл к ней, чтобы уточнить время родительского собрания. Весь разговор занял не более минуты. Но… одноклассники как-то странно смотрели на Щедрина.

– Чего вы так смотрите, словно у меня во лбу звезда горит?

– О чём вы говорили? – настороженно поинтересовался Сашка.

– О собрании… Ты это к чему?

– Да он заложил нас! – воскликнул Артур. – Мстишь, да? Всему классу решил свинью подложить? Герой! Надо уметь проигрывать!

– Да я…

– Точно! С чего это ты решил о собрании спросить, а? – подхватил Сашка. – Что оно сегодня будет, всем известно. Неужто правда рассказал о том, что мы списали?

Окинув опального Щедрина презрительными взглядами, одноклассники вышли из кабинета. Илюша закрыл ладонями лицо. Он уже понял, что произойдёт завтра. Противник его добил спокойно и рассудительно. И сколько угодно можно брыкаться, оправдываться, но завтра Карфаген будет разрушен…

На следующий день учительница поочерёдно вызывала к доске ребят и заставляла решать то самое трудное уравнение. Справились с ним лишь несколько человек. Только напротив их фамилий красовались положительные оценки. У остальных – двойки.

После этого ребята объявили Илюше бойкот. А сосед по парте и вовсе пересел. Карфаген был разрушен…

После уроков Щедрин, погружённый в печаль и тоску, побрёл домой. Как назло, начался ливень.

– Сильные дожди идут после больших сражений, – пробормотал он себе под нос, собирая ботинками лужи.

Вдруг над его головой появился зонт. Мальчишка глянул в сторону и увидел… Светку.

– Не раскисай! – бодро заявила она. – Что-то ты рано сдался. На тебя это не похоже.

– Как будто ты знаешь, что на меня похоже, – буркнул в ответ Илюша. – Сегодня шлемоблещущий король без круглого стола обделил тебя своим вниманием?

– Не язви. Я прекрасно знаю, что это он сдал нас всех.

– Знаешь? А чего тогда молчала?

– А тебе такой подзатыльник полезен в воспитательных целях.

– Да ну тебя!

Илюша прибавил скорости и вынырнул из-под зонта.

– Попробуй помириться с ним. Он не такой плохой, как ты думаешь. И вообще, эту войну ты первым начал. Чего он тебе плохого сделал? Послушай меня, помирись!

Илюша промолчал.

Неделю Илюша чувствовал себя привидением. Он словно есть, и в то же время его нет. Но мириться с победоносным новичком упрямый мальчишка не собирался. «Уж лучше кануть в пучине забвения, чем униженно просить пощады!» – твёрдо решил он.

Случай выпал сам собой. В субботу вечером Илюша отправился кататься на велосипеде. Погода позволяла покрутить педали. Нарезая круги по району, Щедрин вдруг увидел Артура, держащего на руках крохотного котёнка. На сей раз «Ахилл» был без доспехов и шлема, то есть Илюша впервые увидел его в неофициальной обстановке. Руки мальчишки дрожали, он громко всхлипывал и не отрывал взгляда от маленького комочка.

– Что случилось? – поинтересовался Илья.

– Не знаю… он заболел… я пришёл из школы, а он лежит. Я его и тормошил, и кормить пытался, а он лежит… Что делать, Илюш?

– Поехали! Тут недалеко ветлечебница. На велике быстрее доберёмся. Чего глазами хлопаешь? Погнали!

– Почему ты мне помогаешь? Я же тебя так подставил…

– Потом разберёмся. Не тупи, король без круглого стола!

…Жизнь котёнка была благополучно спасена. Впервые за два месяца мальчишки пожали друг другу руки.

– В понедельник я признаюсь перед всем классом, что нарочно тебя подставил. Ты меня, того… извини, – прошептал Артур.

– И ты меня. Я же первым начал войну. Правда, оплошал по полной программе. Недооценил я тебя, вот и поплатился.

– Война любит осторожность. Ты об этом забыл. Поэтому я тебя легко и победил. Ладно, это всё в прошлом. Ну что, объявим в понедельник всем ребятам о благополучном завершении Третьей Пунической войны?

– И восстановим Карфаген!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных