Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

"Опять двойка!"

Софья Милютинская | 22.03.2012

- Эх! – укоризненно сказал наш художник Виктор Сергеевич, ставя мне в дневник четвёрку по рисованию.

– Ну и ну! – покачала головой корреспондент Настя Дёмчева, рисуя пятёрку по технологии.

– Докатилась! – вздохнул Павел Жуков, выводя строгое: «Не готова к уроку иностранного языка!».

– Возьмись за ум! – подытожила редактор Елена Сергеевна и написала, что вызывает в школу родителей, так как я совершенно перестала учиться.

Операция под кодовым названием «Опять двойка!» близилась к внедрению в жизнь. План был коварен, как Братец Лис, и нахален, как Братец Кролик. «Забыть» на улице дневник будто бы четвероклассницы Сони Салтыковой (то есть меня). Любой, кто найдёт сей документ, сразу поймёт, что забыли его специально. Ну кто захочет «получить по ушам» за три двойки плюс вызов в школу родителей? Но самое интересное – что будет дальше. Мой телефон в дневнике указан, адрес тоже. Вернуть дневник двоечнице-хозяйке не составит никакого труда, тем более что «забыт» он неподалёку от моего дома. Но как поступит тот, кто его найдёт? Пожалеет незадачливую ученицу или решит наказать её по заслугам?

Идею мне подсказал знакомый шестиклассник Серёжа. Получив двойку, он трижды оставлял свой дневник на улице, но так от него и не избавился. Причём в последний раз Серёжка выбросил дневник в мусорный контейнер чуть не за два квартала от своего дома. Вечером того же дня в его дверь позвонила незнакомая тётя и вежливо сказала папе:

– Вот ваша вещь. Не стоит благодарности.

Тот вечер Сережа провёл в месте пересечения двух стен. От судьбы не улизнёшь, даже если ты чемпион по бегу.

Вообще, подготовительная работа «Опять двойки» была грандиозной. Шутка ли – заполнить дневник за шесть с лишком месяцев! Долго выбирали, кто будет моими учителями, и ставили оценки. По технологии, рисованию и физкультуре я оказалась почти отличницей. Хотя на деле нарисовать могу только солнышко, да и то криво. О том, что стометровку бегу за час и отжимаюсь от силы полтора раза, скромно умолчу. Может, я теорию хорошо знаю! Зато по остальным предметам достижения оставляли желать лучшего. Если в первом полугодии четвероклассница Салтыкова ещё перебивалась с тройки на четвёрку, то в феврале она явно начала валять дурака, и страницы запестрели замечаниями и двойками.

И вот, желая скрыть своё безнадёжно позорное положение, я оставила дневник в заснеженной песочнице неподалёку от дома. Сама укрылась за тополем метрах этак в пятидесяти.

ВОТ ТЕБЕ И КАША ИЗ ТОПОРА!

Укрывалась я часа полтора. Кто сказал, что на улице потеплело?! Постойте на одном месте – и поймёте, что до весны ещё далеко.

Народу мимо дневника прошло много, а внимания ему не оказал пока никто. Только тётя с большими сумками наступила на мой драгоценный документ, поскользнулась на нём и сообщила ближайшему дереву что-то явно не из Пушкина. Хоть большого урона не нанесла, и на том спасибо.

Настроение потихоньку смещалось от неважного к скверному. Я представляла, как приду в редакцию, посмотрю в глаза своим коллегам, которые расписались за учителей, и скажу, что провалилась. Правильно они мне написали о том, что я плохо себя веду. Докатилась! Эх! Ну и ну! Пора взяться за ум!

Пока я упивалась собственной неудачей, дневник обнаружили трое мальчишек. О ужас! Один из них, семиклассник Лёшка Супрун, живёт в соседнем доме и прекрасно знает меня и мой адрес.

Но Лёшка не обратил никакого внимания на обложку. Вместе с приятелями он рассматривал оценки и сочувствовал мне.

– Наверное, досталось дома 14 февраля! – сказал он. – Смотрите, сразу и «пара» по иностранному, и замечание. Из какой же это школы?

Школу я предусмотрительно не указала. И тут случилось совершенно неожиданное. Высокий черноволосый мальчишка, которого приятели звали Данилой, вдруг заглянул в графу, где написаны фамилии учителей, и заявил:

– Да у неё иностранный язык Жуков ведёт! Это же зверь! Он в нашей школе работает. Говорят, выше тройки не ставит. Однажды у нас замещал, так я весь день домашнее задание делал.

Вот тебе, бабуля, и каша из топора! Дальше пошли совсем уж небылицы. Пацаны наперебой рассказывали о строгости учителей Жукова и Грязновой (это сотрудница нашего издательского дома, я её записала как учителя музыки). И расхваливали учителя рисования Нелюбова (это наш художник), который «даже добрее Рона из «Гарри Поттера». При чём тут Гарри Поттер?!

В общем, троица решила меня не выдавать, а спрятать дневник получше. Из песочницы мой документ (и я вслед за ним) перекочевал под дерево к мусорному баку. Наверное, мусор мои родители не выносят, так как конфеты съедают вместе с фантиками, а молоко заедают упаковками. Ну да ладно.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Следующие часа полтора события кипели, как вода в котелке. Какая-то девочка внимательно пролистала мой дневник, а потом положила на место повиднее. Вредина. Другая девочка вырвала из него страницу, сделала из неё самолётик и принялась запускать в кота, мирно дремавшего на суку. Кот от такой наглости убежал, а самолётик за ненадобностью оказался в луже. Однако корабликом не стал, повернулся пятёркой по рисованию вверх и почил.

Мальчишка в одной только школьной форме с бейджиком «дежурный Александр» ногой прикопал дневник снегом и ушёл с довольным видом. Во что значит дежурный – заметил непорядок и устранил!

Надо сказать, взрослые тоже проходили мимо. Почти все видели дневник – до того, как его замаскировал дежурный Александр. Но ни один не поднял. Среди них явно не оказалось той тётеньки, которая сказала Серёжиному папе, что «не стоит благодарности».

Я уже собралась домой, как вдруг дневник заметили две подружки – четвероклассницы Лена Чернова и Даша Козьякова. Эти девочки живут от меня не очень близко, но я с ними знакома. Они занимаются в школе искусств № 3, где я часто бываю. Подружки с обстоятельностью Суворова рассмотрели оценки. Поняв ситуацию, долго решали, отнести моим родителям дневник или нет. Причина такой нерешительности, видимо, была вот в чём. Что лучше – быть один раз наказанным или заполнить новый документ за шесть с лишком месяцев? Браво, девчонки! Вы оценили тот грандиозный труд, о котором я рассказала вначале.

Решили, что быть наказанным лучше. И понесли находку прямиком к моему подъезду. Здесь случилась оказия, которую я не предусмотрела. Девчонки долго звонили в домофон, а дома-то у меня никого не было. Я стояла неподалёку и делала вид, будто разговариваю по телефону. Так ни с чем они и ушли.

Не вернулся ко мне дневник и на следующий день, и на следующий. И никто не позвонил. Может, подружки про него забыли? Или догадались о розыгрыше? Только и остались от операции «Опять двойка» фотография дневника, цыпки на руках (холодно всё-таки было!) и вывод, что мальчишки и девчонки – одна большая команда. Её, кстати, вполне справедливо можно назвать «Фантазёры» или «Затейники».

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных