Пт, 24 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

"Воспоминаний светлые страницы..."

Алёна Кашура | 07.02.2012

Кумиры у всех разные. Поэтому одни собирают постеры музыкальных групп, другие следят за победами любимых спортсменов. А мой герой – из позапрошлого века. Это известный учёный и неутомимый путешественник Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский. Я мечтаю о том, как однажды лучшие сценаристы и режиссёры, краеведы, артисты и продюсеры соберутся вместе, чтобы снять фильм про нашего земляка. Ведь историй из его жизни хватит сразу на несколько увлекательных теленовелл. Были в ней и опасные приключения, и тяжёлые потери, и научные открытия...

Кто знает, дорогие читатели, возможно, за кинодело возьмётся кто-то из вас? Поэтому не теряйте времени даром и поскорее начните знакомство с Тян-Шанским! Тем более что теперь для этого достаточно прийти в областной краеведческий музей. В начале наступившего года здесь открылась выставка «Воспоминаний светлые страницы...», посвящённая 185-летию со дня рождения великого исследователя.

* * *

Часть экспонатов для выставки передал Александр Богданов – директор мемориального музея-заповедника Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского в селе Урусово Чаплыгинского района, где расположена родовая усадьба учёного (и где я каждому советую побывать непременно осенью, когда деревья одеты в золото). Оттуда были привезены подлинные вещи, которые помнят тепло больших и добрых рук своего именитого хозяина. Есть среди них картины и фотографии, книги и научные труды, письменные принадлежности и столовые приборы.

Экспонаты для выставки подобраны очень умело и точно. Они, как верстовые столбы, помогают пройти весь путь Петра Петровича от рождения до глубокой старости и познакомиться с самыми интересными и важными событиями в его судьбе. Поэтому после экскурсии кажется, будто давным-давно знаешь Семёнова-Тян-Шанского.

И вот что необычно: в каждой из семнадцати витрин висят отрывки воспоминаний и писем нашего земляка. Они наполняют экспонаты смыслом и придают им вес, более того – делают их живыми. Если хорошенько проникнуться увиденным, можно услышать, как вещи – да, вещи! – рассказывают свои истории...

Экспонаты говорят

Самыми первыми на выставке вас встретят портреты родителей великого учёного, Петра Николаевича и Александры Петровны, которые с удовольствием вспоминают о его детстве. О том, как интересно и весело было маленькому Пете рядом с отцом – бравым офицером, участником Бородинской битвы, талантливым литератором и архитектором, каким теплом и уютом веяло от матушки. Однако лица на портретах мрачнеют, едва речь заходит о жизни в имении после смерти главы семейства. Внезапная потеря горячо любимого мужа оказалась непосильной для Александры Петровны, и она заболела. Атмосфера в Рязанке стала такой тягостной, что даже близкие друзья и родственники перестали навещать Семёновых. А когда старшие брат и сестра уехали учиться в Санкт-Петербург, десятилетний Петя остался с больной мамой в опустевшем доме.

«Одиночество моё было полное...» – читает экскурсовод отрывок из воспоминаний Петра Петровича. И портреты печально кивают, подтверждая эти слова. Да, пообщаться мальчику было не с кем. Да, он часто спал даже не раздеваясь, чтобы в любое время дня и ночи бежать к маме по первому зову. Да, ему приходилось решать взрослые вопросы и управлять имением. Но именно тогда Петя и начал собирать свой огромный багаж знаний. Он читал книги в богатой библиотеке отца не только на русском и французском, но ещё и на английском и немецком языках, которые выучил сам, гулял по имению, собирал растения. Лишь спустя четыре года старший брат Николай забрал мальчика в Санкт-Петербург, где тот прошёл обучение в школе гвардейских подпрапорщиков, а затем с отличием окончил естественное отделение в университете, чтобы служить науке родной страны.

* * *

...А сколько историй хранит халат, который наш земляк привёз с Поднебесных гор! Халат до сих пор гордится тем, что киргизы подарили его именно Петру Петровичу. И не зря! До Семёнова никто не изучал Тянь-Шань столь подробно. Да и вообще исследователей в Азию не пускали – боялись врагов и шпионов. Поэтому долгое время приходилось довольствоваться сведениями китайцев, которые писали, будто в озере Иссык-Куль водятся драконы! Доброта и отвага Петра Петровича проложили ему путь не только в горы, но и в сердца местных жителей. Русского путешественника они называли «тамыр», что означает «друг». И в результате благодаря опасному и длительному путешествию в России узнали много секретов Тянь-Шаня.

* * *

...Если портреты и халат просто рассказали свои истории, то работы П. М. Кошарова, преподавателя рисования из томской гимназии, стали для меня настоящим порталом в прошлое! Этот художник путешествовал вместе с Петром Петровичем по Тянь-Шаню и переносил на бумагу всё, что видел.

Размышляя о том, как непросто было исследователям тех времён без лёгких камер 21 века, я смотрела на изображения заснеженных вершин. И вдруг поняла, что очутилась у подножья горы рядом с крепким молодым мужчиной в походном костюме. Он стоял с путевым блокнотом в руках, быстро делая записи. И когда мужчина поднял глаза, я узнала Петра Петровича! Ах, сколько доброты и мудрости было в его взгляде, с каким восхищением смотрел он на Тянь-Шаньские кручи! Интересно, знал ли тогда первооткрыватель, мог ли предполагать, что спустя много лет после покорения Поднебесных гор указом царя к фамилии Семёнов прибавят Тян-Шанский? Мне захотелось подбежать, пожать руку великому земляку, задать кучу вопросов, но ветер ударил в лицо, и... я вернулась в музей.

* * *

Много интересного рассказал мне и пожелтевший бланк первой переписи населения России, которую организовал Пётр Петрович. Долго не хотел отпускать от своей витрины том «Великая реформа» об отмене крепостного права. Всё вспоминал, как Семёнов-Тян-Шанский трудился в комиссии по подготовке этой реформы и как пригодился ему детский опыт общения с крестьянами. Даже маленькая лупа и та поведала пару занимательных случаев...

* * *

В общем, всех рассказов и не перечислить. Поэтому сходите на выставку сами, выберите себе экспонат и послушайте его истории...

Фото автора

Фото автора

Крёстная Петра Петровича Анна Бунина и её подарок ему – книга

Крёстная Петра Петровича Анна Бунина и её подарок ему – книга

Письменные принадлежности учёного

Письменные принадлежности учёного

Лупа, с которой Пётр Петрович «охотился» на бабочек.

Лупа, с которой Пётр Петрович «охотился» на бабочек.

Фото автора Крёстная Петра Петровича Анна Бунина и её подарок ему – книга Письменные принадлежности учёного Лупа, с которой Пётр Петрович «охотился» на бабочек.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных