Ср, 21 Августа, 2019
Липецк: +26° $ 66.61 73.95

Я был в гостях у Лермонтова...

Павел Жуков | 29.11.2011

Моё путешествие в государственный музей-заповедник «Тарханы», где прошло детство великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, началось в половине седьмого утра.

…Я вошёл в автобус с мыслями, что в дороге досмотрю сны. Но у водителя были другие планы. Он сунул мне навигатор и сказал: «Ищи!». Пришлось окончательно проснуться и прокладывать маршрут от Липецка до села Лермонтово Пензенской области.

Путешествовать мне предстояло со студентами, будущими художниками. У педагогического университета они дружно сели в автобус, пошуршали пакетиками, обсудили предстоящий бал, а потом так же дружно уснули. Бал?! О том, что мы едем на светский раут, меня никто не предупредил. Поэтому и одет я был не по форме, то есть в свитере и джинсах. «Красота»! Настроение ухудшилось, предрассветные сумерки сгустились.

«КАНДЕЛЯБР!»

Спустя пять часов мы прибыли в село Лермонтово. Надо сказать, погода была отвратительной: дул сильный холодный ветер, моросил противный дождик. В общем, пейзаж настраивал на минорный лад.

Мы отправились в главное административное здание, где вот-вот должен был начаться бал. Я украдкой косился на других и… успокаивался. Парни, как один, в свитерах и джинсах. Девушки, как говорят, «фифти-фифти», то есть одни захватили с собой красивые наряды, другие были в спортивной одежде. Оказалось, на грядущем рауте нам предстояло быть зрителями…

…И вдруг грянул рояль. Мимо нас прошли две дамы в вечерних платьях, каждая держала в руке веер. Откуда-то вышел солидный мужчина в чёрном фраке и пригласил нас в зал. Сердце ёкнуло – началось! Мы разместились на стульях по периметру и приготовились окунуться в былые времена. Следом за нами на диванчиках и креслах расположились судари с барышнями. Первые решили сыграть в преферанс, вторые – обсудить последние светские новости. Иногда они обменивались фразами на французском языке. Но вот один из мужчин поднялся, обвёл взглядом комнату и громогласно объявил:

– Танцы, дамы и господа!

Несколько пар закружились в вальсе. А потом началось самое интересное: игра в фанты. Ведущая дама называла слово, остальным нужно было за три секунды подобрать к нему рифму. В эту игру были вовлечены и мы. Кто не успевал придумать рифму, отдавал фант – любую вещь.

Я надеялся, что мне повезёт и игра пройдёт мимо, но дама вдруг подошла ко мне, хитро улыбнулась и сказала:

– Канделябр! Раз, два, три…

В голове была одна пустота. Пришлось положить на поднос мобильник.

– Не волнуйтесь, дамы и господа, – сказала ведущая дама. – Сейчас у вас появится возможность вернуть свои вещи.

Но сделать это оказалось не так просто. Мне, например, пришлось танцевать вальс. Хорошо, что с этим танцем я хоть немного был знаком. Поэтому не очень оттоптал ноги своей партнёрше, и мобильник мне вернули.

ОН ЗДЕСЬ ХОДИЛ…

После бала мы вышли на улицу. Студенты разбрелись по усадьбе в поисках вдохновения, ведь они приехали сюда не только на экскурсию, но и на пленэр. Я же отправился просто изучать усадьбу. То ли из-за плохой погоды, то ли ещё по какой причине, но в тот день в Тарханах было мало гостей. Это оказалось как нельзя кстати, ведь в общем оживлении сложно почувствовать атмосферу лермонтовского времени...

Я побывал в доме ключника, посмотрел, как жили крестьяне. Заглянул в барский дом. Удивительно, но здесь не возникало ощущения музея. Всё казалось таким живым и настоящим, что даже мурашки побежали по спине. Больше всего меня впечатлил рабочий кабинет Михаила Юрьевича. Огромный красивый стол, книжные стеллажи, рукописи. Признаюсь, мне очень хотелось сесть за рабочее место поэта. Но нельзя. Ведь если каждый из посетителей захочет сесть за стол Лермонтова, то очень скоро и от стола, и от кресла останутся лишь воспоминания.

Потом я зашёл в маленькую домовую церквушку. При Лермонтове она была только для жителей усадьбы, сейчас туда может прийти любой желающий. Такое странное чувство было в душе, ведь здесь когда-то, давно-давно, так же, как я, стоял Михаил Юрьевич, смотрел на иконы, молился…

Прогуливаясь по парку, я уходил всё дальше от усадьбы. Прошёл мимо беседки, спустился по лестнице к озеру. Недалеко от берега лежал старый дуб, который, по преданию, посадил сам поэт. И в воздухе витало что-то пропитанное духом того времени.

Я не знаю, как такое оказалось возможным, но в усадьбе было полное ощущение присутствия Михаила Лермонтова. Ощущение светлое, согревающее…

Я бродил по парку, всё думал, думал… и не заметил, как пролетело уже много времени. Спасибо, позвонил водитель.

Я поспешил к автобусу. Уселся в кресло, налил чаю и приготовился к размышлениям по дороге домой. Но у водителя опять были совершенно другие планы. Он вновь вручил мне навигатор и скомандовал: «Ищи!»…

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных