Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Неистовый, одержимый Васька

Наталья Грузман, директор Лебедянского городского краеведческого музея | 12.05.2009

В одном из последних номеров журнала «Липецкая газета: итоги недели» впервые в нашей области рассказано об уникальном художнике Василии Ситникове, родившемся в начале прошлого века в селе Новое Ракитино, что неподалёку от Лебедяни. Многие факты жизни этого неутомимого и энергичного творца особенно интересны детям, и редакция журнала любезно разрешила «Золотому ключику» сделать перепечатку публикации с небольшими сокращениями.

Почитайте её вместе с родителями. А потом посоветуйте своим мамам и папам оформить подписку на этот интересный журнал.Подписной индекс издания – 52606.

Фонарщик

Василий появился на свет в 1915 году в селе Новое Ракитино, что вольготно раскинулось по левобережью могучего Дона, почти рядом с провинциальным городком Лебедянь. Одарённый от природы самородок всё в жизни постигал самостоятельно, испытывая превратности судьбы своей душой, обнажённой перед всем миром.

В юности Василий мечтал махнуть в дальние страны, пытался учиться в морском техникуме. Но угодил в ФЗУ и, получив профессию моториста, немножко поплавал по Москве-реке. Но одному увлечению или призванию он был верен с детства и до конца своих дней. Страсть как любил рисовать. Ещё до Великой Отечественной войны махнул на курсы живописи в Высшие художественно-технические мастерские и с честью прошёл вступительные испытания. Но, грубо обманутый приёмной комиссией, так и не был зачислен в когорту студентов. Парень пережил удар трагично, воспринял его как личную катастрофу. Но смог оправиться, устроился «фонарщиком» (демонстратором диапозитивов с образцами мировой классики – прим. автора) в Суриковский художественный институт. «Светил» мировые шедевры известным академикам, часто вступая с мэтрами в полемику.

Новатор

Василий никогда не чурался разнообразных профессий. Был и статистом на киносъемках, и спортивным гребцом, и механиком речного катера... Как-то Ситников признался: «...моё честолюбие невыразимо страдало, я жаждал с детства достигнуть возможных чемпионских вершин в тех делах, за которые страстно брался». Он старался проявить свои фантастические способности везде, где возможно. В том же Музее транспорта, что находился по соседству с Рижским вокзалом и где директорствовал прославленный капитан дальнего плавания, командующий знаменитым парусником «Товарищ», писатель Лухманов. Василий своим скрупулёзным и художественным восстановлением моделей водных судов не только заслужил одобрение шефа, но и стал другом морехода. А во время учёбы на «Мосфильме» его «леонардовские» способности быстро оценил руководитель студии А. Птушко. Для трюковых съёмок его мультипликации «Сказка о рыбаке и рыбке» и кинокартины «Дети капитана Гранта» Василий сконструировал и изготовил в домашних условиях(!) «живые» копии кондора и акулы. Муляжи после натурных съёмок были сохранены в музее киностудии. А сконструированную и созданную им же действующую байдарку даже запатентовали.

Предвоенный 1940 год запомнился московским знатокам живописи необычными экспериментальными опытами в технике изображения: поверхность картины обрабатывалась сапожной щёткой и гуталином. Новатором-экспериментатором был инициативный и вездесущий Василий Ситников.

Учитель

В 60-е годы художник Ситников был едва ли не единственным педагогом в столице, обучавшим рисованию любого москвича, желающего приобщиться к великому искусству. Множество людей в ту пору тянулось к незаурядному мастеру. Не в академическую мастерскую, которой у него не было, а в коммуналку на Лубянке. Ситников мог научить человека не только писать-рисовать, но и видеть, чувствовать, понимать, любить жизнь во всех её проявлениях и главное – преодолевать тяжёлые психологические комплексы. Собственная одержимость Ситникова была зара- зительна. «Он мог соблазнить к рисованию всех, кто хотел, и даже тех, кто не хотел», – вспоминал один из его учеников. Список его последователей, которым он дал путёвку в творческую жизнь, добившихся общественного признания, насчитывает добрую сотню имен. Среди них: В. Яковлев, Ю. Ведерников, М. Стерлигова, В. Вейсберг, В. Воробьёв… А по мнению самого наставника, звездой первой величины под его крылом стал А. Харитонов. До встречи с художником-педагогом он был обыкновенным маляром.

Храмы и снег

На живописных полотнах Василия Ситникова среди излюбленных объектов первенствовала православная архитектура. Монастыри он писал немыслимое количество раз, на двухметровых холстах. Синие купола, увенчанные православными крестами, горели золотыми звёздами. Под монастырской стеной пестрела простонародная толпа, олицетворяя бурное кипение советско-русской жизни. На завершающем этапе работы Ситников любил накладывать многочисленные снежинки. Тонкой кистью он прорисовывал эти творения природы очень тщательно и кропотливо. При желании их даже можно пересчитать.

Виртуозное владение техникой живописи позволяло Ситникову создавать всё, что не пожелает. Излюбленный приём мастера – работа почти сухой кистью по холсту или бумаге. Затем он вновь и вновь покрывал маслом поверхность картин так, чтобы краски просвечивали одна сквозь другую.

"Уроки"

Оригинальный художник работал во многих жанрах. Вот русские поля, уходящие в даль бескрайних просторов, просёлок, где понурая лошадёнка через силу тащит телегу, а на той телеге, задрав бороду к небу, лежит сам Васька и бренчит на балалайке. Повседневная человеческая жизнь была порой довольно гротескно окарикатурена художником. Но действительность, изображённая с беззлобным, ироничным комизмом, была пронизана очень добрым взглядом.

В 1975 году Василий Ситников по многим причинам уехал из нашей страны. Жил в Австрии, затем в Соединённых Штатах – Нью-Йорке.

У Ситникова, по его словам, «появилась возможность взвесить самого себя, определить себе цену, способность конкурировать с натренированными умельцами Европы и Америки». Творческие замыслы продолжали успешно воплощаться. Связь с Родиной не прервалась и продолжалась в письмах: ярких, искренних, толковых. Они, кстати, впоследствии легли в основу книги Василия Яковлевича «Уроки», ставшей своеобразным наставлением по приобщению к искусству живописи и откровенным завещанием мастера. «Глянь не в пределы тысячелетий… в мильярды!.. Каково?.. Пожалуй, следует строить жизнь не так, как строят её «мудрецы»! А многие человеческие ценности стоит переоценить, и то, что казалось ненужным, – выйдет ценным, а то, что казалось ценным, – выйдет обманом, грёзами, блефом и мишурой!» Логические построения художника содержат глубокие мысли.

Письма брату

Самые важные страницы эпистолярного жанра адресованы родному брату – Николаю Яковлевичу, родившемуся четырьмя годами позднее. Кстати, он-то и стал первым учеником-заочником своего близкого родственника. «…Его многочисленные и подробнейшие письма продолжают служить мне руководством и поддержкой в непростом, увлекательном и таинственном искусстве живописи. Работая над своими картинами, постоянно как бы смотрю на всё, что я делаю, его глазами, отмечаю каждую фальшь или небрежность – самое непростительное и позорное, по его мнению, в искусстве», – воспоминал Николай Ситников.

Николай доказал практическую ценность уроков брата своими живописными работами. Но его профессия была далека от искусства и художественного творчества. Карьеру советского журналиста и переводчика тогда было трудно совместить с отрешённой жизнью свободного художника. Длительное время Николай работал в агентстве печати «Новости» (АПН), выезжал по служебной надобности в командировки – Афганистан, Индию, Турцию… Но, выйдя на пенсию, Николай подхватил художественную эстафету у брата и продолжил его творческий полёт. И неудивительно, что в его картинах мы видим знакомые образы, созданные художником через пелену снежной метели. Каждое полотно, написанное кистью одарённого человека, буквально пронизано искренней любовью к жизни, как бесценному и божественному дару.

Одной из самых любимых картин, написанных Василием, была «Спас» – образ Спасителя. Перед Господом изображена горящая лампадка: чашечка цветного стекла в старинной металлической оправе. Огонёк освещает лик Спасителя, тени от краёв лампады разбегаются во все стороны… Таковой была и жизнь Василия – огоньком перед ликом Всевышнего, отбрасывающим вокруг причудливо-узорчатые, таинственные тени…

Работа Василия Ситникова (без названия).

Работа Василия Ситникова (без названия).

Обложка книги В. Ситникова "Уроки".

Обложка книги В. Ситникова "Уроки".

В. Ситникова. Автопортрет.

В. Ситникова. Автопортрет.

Василий Ситников в своей московской квартире. В верхнем левом углу – картина «Спас».

Василий Ситников в своей московской квартире. В верхнем левом углу – картина «Спас».

Работа Василия Ситникова (без названия). Обложка книги В. Ситникова "Уроки". В. Ситникова. Автопортрет. Василий Ситников в своей московской квартире. В верхнем левом углу – картина «Спас».
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных