Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Буквы под ногами

07.04.2011

Сейчас вы прочитаете страницу из дневника липецкого учителя Сергея Ильича Салтыкова. Он рассказывает о том, как познакомился с Константином Эдуардовичем Циолковским. Это было в тридцатые годы прошлого столетия. Мальчик Сережа некоторое время провёл в Калуге, где жил знаменитый учёный, так много сделавший в деле освоения космоса.

Я знал, что этот старичок – Циолковский, но даже не предполагал, что он – тот Циолковский. Циолковского я представлял тогда настоящим богатырём, этаким Ильёй Муромцем. Слышал о нём много, знал о его достижениях в «леталке» (так в те годы мальчишки называли аэродинамику). А по улице шёл старичок, бородатый, сгорбленный, в больших очках, и к тому же почти глухой. О глухоте Циолковского я догадался не сразу. Он умел держаться так, словно бы всё слышал, но не подавал виду, что не слышит.

Со мной Циолковский знаком не был, но так как я каждый день с ним здоровался, то он кивал в ответ и иногда улыбался в белую бороду.

В те довоенные годы у мальчишек было мало забав. Да и времени на них не было. Но иногда мы сами находили себе забавы – из тех, что лежали под ногами. Мастерили из досок сани и катались по льду. Чаще всего сани разваливались, однако никто не унывал. Но однажды мы очень приуныли. Сломалась самая большая доска, опора наших саней. Остались жалкие обломки, которые годились только для того, чтобы кататься с горки. А никакой горки поблизости не было. Мальчишки приуныли, а я приуныл даже больше их, потому как в Калуге я только гостил и завтра должен был уезжать к родителям.

– Вон тот старик, – вдруг указал в сторону мой сосед, – такие вещи делать умеет! Он прошлой зимой к саням зонт прицепил, и получилась вроде парусная лодка. Давайте его позовём!

И мы действительно подбежали к проходившему мимо Циолковскому и попросили его помочь. Он подошёл. Мы показали ему обломки, он их внимательно рассмотрел и сказал:

– Новые сани вы не сделаете. Но пусть один из вас пойдёт со мной, я дам ему зонт, и ветер отлично покатает вас.

Сначала мы приуныли ещё больше и стали говорить, что хотим именно сани, но Циолковский не услышал нас. Он вдруг спросил:

– Вы умеете читать?

Мы закивали.

– Вас научили взрослые?

Мы опять закивали.

– Это и хорошо, и плохо, – сказал он. – Мне мама только показала буквы, а как из них складывать слова, я понял сам. А вас читать научили другие. Поэтому вы смотрите себе под ноги, буквы видите, а что из них слова можно сложить, не догадываетесь. Пойдёмте, я дам вам зонт.

Никто из нас тогда не понял, о каких буквах и словах говорил нам учёный. Мы восприняли всё буквально и сочли старика немного странным, хотя и знали, что в городе он очень уважаемый человек. Кто-то из нас пошёл вместе с Константином Эдуардовичем и принёс зонт. Мы вертели его так и эдак, а потом догадались поставить по ветру. И отлично покатались! Зонт послужил нам парусом. С сожалением мы вернули его хозяину, и всё хотели спросить, где же эти буквы, что лежат под ногами. Но никто не решился.

Вскоре я уехал и больше никогда не видел Циолковского. А уже став студентом, узнал, что это великий учёный. Больше всего в его биографии меня поразил один факт. Молодой, ещё не известный Циолковский написал научный труд о кинетике газов. Он отправил эту работу Дмитрию Ивановичу Менделееву. Великий химик написал ответ: кинетическая теория газов была открыта ещё 25 лет назад. Получилось, Циолковский «изобрёл велосипед», хотя такого выражения в те годы ещё не существовало. Это смутило и расстроило его, но «крыльев» не подрезало. Он стал пробовать себя в других отраслях науки. Потому как видел много букв вокруг себя. Букв, из которых люди ещё не сложили новые книги.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных