Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Наш Беляич

Ученица Валерия Николаевича Софья Милютинская | 25.01.2011

Мы гордо величали себя классиками. Конкуренты и завистники за глаза говорили, что мы беляичи. Родители прозвали нас тараканами. На самом деле мы были ансамблем гитаристов липецкой школы искусств № 3.

Музыканты называют шестиструнную гитару классической – отсюда и наше первое гордое имя. Второе – беляичи – родилось от имени руководителя, Валерия Николаевича Беляева. Надо сказать, мы не обижались на конкурентов. Быть беляичем каждый из нас почитал если не за личный подвиг, то уж за честь точно. Потому что… вы бы знали Валерия Николаевича!

"УХНУЛ ВСЁ-ТАКИ..."

Нашу первую встречу я помню очень хорошо. Вдоволь назавидовавшись брату, уже год играющему на гитаре, я начала ему намекать, что, мол, тоже хочу учиться у Беляева. Намекала всё лето, а потом попросту стянула его гитару и начала задушевно терзать струны, как умела, а умела никак. Песнопения подействовали мгновенно: уже на следующий день Сергей объявил, что завтра Валерий Николаевич ждёт меня в шесть часов вечера.

…В назначенный час я поднималась по лестнице, когда в музыкалке неожиданно отключили свет и коридор погрузился в полную темноту. Русские, конечно, не сдаются, тем более уже почти классики. Но сердце предательски ухнуло в пятки, когда сверху послышались шаги. Неизвестный явно прыгал через ступеньку, да ещё и напевал: «Эх, дубинушка, ухнем!» (прямо мои чувства угадал, честное слово!). Потом раздался грохот – этот «кто-то» упал, – и печальный голос: «Ухнул всё-таки…». Через мгновение включили свет, и передо мной возник Валерий Николаевич, сидящий на ступеньке.

– Соня? Здравствуй! Проходи в кабинет, – улыбнувшись, сказал он. С этой минуты мы стали друзьями.

КАК СЫГРАТЬ ГАВОТ

Валерий Николаевич никогда не общался с нами «сверху вниз». Мы чувствовали себя взрослыми, имели право на своё мнение и не боялись его высказывать. Вместе с тем Беляич был для нас авторитетом и другом. К нему тянуло словно магнитом. Он умел сделать так, что ансамбль, собирающийся всего-то один раз в неделю, стал дружной семьёй. После репетиции никто из нас не расходился. Мы разучивали песни, показывали друг другу новые аккорды, болтали. Вообще, в музыкальной школе учат классической игре по нотам. А подбору на слух научить нельзя, поэтому большинство учителей деликатно обходят эту тему. Но у нас в ансамбле подбирали все – плохо ли, хорошо ли, но все. И знали: даже простенькую «Во саду ли в огороде» надо сыграть «заразительно».

…Мы учили гавот Баха. Не получался он у нас, хоть лопни. Тяжело, устало велась мелодия, великий классик был нам неинтересен. Валерий Николаевич вдруг сказал:

– Вы знаете, что такое гавот? Это танец! Он исполняется легко, непринуждённо. А ваши дамы и кавалеры топают, как слоны в посудном магазине.

И он изобразил, как топают наши «слоны».

– Играйте! А я буду под ваш гавот танцевать. Как сыграете, так и станцую.

Беляич обнял гитару, словно даму, и начал танцевать. С тех пор мы играли гавот хорошо.

УДАРНЫЙ ЛИ ИНСТРУМЕНТ ГИТАРА?

Особая история про наши концерты. Валерий Николаевич всегда сам возил нас от школы до места выступления и обратно. И никто из нас не говорил, что, мол, «взрослые и доберёмся самостоятельно». Вооружившись гитарами, мы с весёлым гомоном залезали в автобус. Мальчишки никогда не садились, если в салоне стояли дамы, пусть даже и пятилетние девчушки. За «нерыцарство» Беляич наказал только один раз, но так, что урок запомнили все и надолго. Выйдя из автобуса, стал напротив невежи и громко спросил:

– Для тебя, наверное, гитара ударный инструмент, да?

– Почему? – оторопел тот.

– Ею, в случае чего, ударить можно. Знаешь, почему я так подумал?

– Нет.

– Если ты даму от кавалера отличить не можешь, значит, и гитару с барабаном спутаешь.

На концерты мы приезжали задолго до выступления. И здесь всегда случались две удивительные вещи. Настроив гитары и отрепетировав, все беляичи разбегались в разные стороны – осматривать новое помещение. Собственно, за это родители и прозвали нас тараканами. Но чётко за пятнадцать минут до выхода на сцену ансамбль был в сборе (хотя сотовых телефонов в то время ни у кого не было). Это – первое удивление. А вот второе.

На последних репетициях мы играли из рук вон плохо, хотя и старались. Но Валерий Николаевич никогда за это не ругал. Он говорил так:

– Ребята, вы умеете собраться. Когда выйдете на сцену, выложитесь так, чтобы потом несколько дней гитару даже в руки взять было не по силам. Отдайте зрителям всё, что можете.

И мы верили в себя. И собирались, и отдавали. Наверное, поэтому почти всегда брали призовые места.

СЕКРЕТ ВАЛЕРИЯ НИКОЛАЕВИЧА

В те годы нам не было известно, что нашего Беляича знает почти вся детвора Липецкой области. Он блестяще играет на баяне, каждое лето работает в лагере «Прометей» музыкальным руководителем. А в учебное время, кроме уроков в музыкальной школе, руководит театром детской песни в 12-й гимназии и в 24-м лицее ведёт уроки ОМИД – организации музыкально-игровой деятельности. Валерия Николаевича можно назвать живой энциклопедией детских игровых песен. Их он знает столько, что, наверное, и за несколько суток не исполнить. И «завести» детвору умеет, как говорят, с «полуоборота».

А теперь посмотрите на фотографии, дорогие читатели. Они сделаны в 43-й липецкой школе, где у «Золотого ключика» много подписчиков. Мы попросили Валерия Николаевича провести у юных кадетов необычный урок музыки, и он с удовольствием согласился. Эх, какой получился урок! Ребята и пели, и танцевали, и говорили на иностранных языках. А после звонка вышли в коридор и всем идущим навстречу сообщили, что к ним приезжал музыкант.

…В пустом зале Валерий Николаевич на минутку устало присел на стул и посмотрел в окно. Я поняла: он выложился так, как учил когда-то нас. Но удивительное дело! Мы после концертов действительно несколько дней не могли взять в руки инструмент. А наш учитель не даёт себе передышки. В ком же или в чём он черпает столько сил?..

Фото Александра Козина

Фото Александра Козина

Фото Александра Козина
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных