Вс, 22 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51

Святогор-Дима

Софья Милютинская | 25.01.2011

Эти ребята совсем потеряли совесть. Каждый день, часов в восемь вечера, они делали три звонка в мою квартиру. Я уже знала, кто пришёл, и, захватив с собой горсть конфет, шла открывать. За дверью ждала одна и та же компания: трое мальчишек лет двенадцати. Все, как на подбор, белобрысые и сероглазые, только по росту разные. Один высокий, пухлый и двое низкорослых и худых. Не знаю почему, но про себя я прозвала их тремя богатырями, хотя даже «Муромец» (тот, что повыше) ничем не напоминал защитника земли русской.

«Богатыри» здоровались дружно и очень громко, но абсолютно немузыкально завывали:

– Коляда, коляда, отворяй ворота,

Открывай-ка сундучок, доставай-ка пятачок!

И смотрели на меня с таким видом, словно я ещё в прошлом году заняла у них полмиллиона золотом и до сих пор не отдала.

Это был уже чистой воды грабёж, и я не раз вспоминала сказку про волка и лису, которые вот так же нахально выманивали у деда с бабкой их добро. Муж каждый раз порывался накостылять «богатырям» за их непримерное поведение, но это было бы, конечно, непедагогично. Тем более они всё-таки дети, а на дворе Святки. Поэтому я протягивала мальчишкам горсть конфет, и они, довольные, мчались вниз по лестнице, стуча сапогами, как три богатырских коня.

Надо сказать, колядовщики навещали только нас. Остальные соседи уже давно перестали открывать им дверь или просто отказывали в подарках. Впрочем, «богатыри» не тужили. Они нашли свою конфетную жилу, и мне сначала приятно было думать, что хоть в такой малой мере я являюсь для них радостью.

Но однажды жила иссякла. Это случилось под Старый Новый год, когда ко мне пришли гости. Всё сладкое, разумеется, было съедено, а отложить специально для «богатырей» я забыла. И когда вечером раздались три звонка, растерялась: угостить ребят было нечем.

– Коляда, коляда, отворяй ворота… – затянули они свой походный марш, но я перебила.

– Ребята, сегодня конфет нет. Возьмите двадцать рублей и купите себе вафли.

«Богатыри» радостно переглянулись, дружно крикнули «спасибо!» и, вопреки обычному, бесшумно растворились в полумраке подъезда. А я закрыла дверь, размышляя, разумно ли поступила. Может быть, ребята действительно купят себе сладкое. А может – сигареты…

На следующий день звонок раздался раньше обычного. Был он несмелым, как будто тот, кто нажал на кнопку, сразу же отдёрнул руку, испугавшись своего поступка. «Всё-таки нашалили!» – подумала я и подошла к двери…

Но там стоял совсем другой мальчишка. Был он тоже невысок и худощав. Чёрные, как у цыганёнка, глаза беспокойно смотрели по сторонам.

– Коляда, коляда, отворяй ворота, открывай-ка сундучок, доставай-ка пятачок! – неожиданно красивым голосом спел новоявленный Святогор и вопросительно посмотрел на меня.

Значит, те трое, обрадовавшись тому, что им дали деньги, рассказали об этом своим приятелям. И теперь, наверное, ко мне явится целый полк. Причём нахалы будут исполнять одну и ту же колядку. Этот черноглазый даже не потрудился разучить что-нибудь новое!

Рассердившись окончательно, я протянула ему пачку печенья и закрыла дверь. Но ровно через полчаса три звонка раздались снова. На пороге стоял Святогор!

– Коляда, коляда, отворяй ворота, – запел он, и уже в самой этой строке мне почудился какой-то невысказанный вопрос.

Я вручила ему булочку. И, хотя в душе уже бушевал пожар, промолчала.

В этот вечер ко мне больше никто не пришёл. А на следующий всё началось сначала. Правда, три «богатыря» у меня ни разу ещё не появились. Зато их приятель зашёл дважды. В первый раз он унёс с собой несколько пряников. А во второй я не выдержала.

– Ты хоть знаешь, кто такие колядовщики, а? Что же это такое – выучил две строки и уже явился за конфетами! Разве трудно что-нибудь ещё разучить? Хоть бы книжку какую открыл, почитал прежде о русских традициях! Тебе сколько лет?

– Одиннадцать.

– Пора уже думать, что делаешь! Колядовщики радость должны нести людям. А ты только свой карман набиваешь. И дружкам это же передай.

– Извините.

Повернувшись, он начал спускаться с лестницы. И Святогор, маленький, но с быстрыми чёрными глазами, вдруг превратился в старичка. Мне стало его жаль. Всё-таки он ребёнок, а на дворе Святки.

– Стой!

Мальчик обернулся. Даже в полумраке подъезда стало видно, что он вот-вот расплачется.

– Не реви! На вот тебе шоколадку.

Он не ревел и смотрел себе под ноги. Шоколадку не брал.

– Бери!

Молчание.

– Как тебя зовут-то?

– Дима.

– У тебя, может, случилось что?

– Да у мамы кошелёк украли, а она в нём зарплату несла.

Странная фраза – «зарплату несла». Её украли – нести нечего, только пустую сумку…

– Ну?

– Ребята говорили, что вы им всё время чего-то давали. Ну я и подумал, что маму порадую…

Вот оно что… Этот мальчишка хоть и выучил всего две строки, но был настоящим колядовщиком. Он действительно хотел подарить радость. Только не мне, а своей маме.

– Слушай! – сказала я. – Зайди ко мне, я сейчас!

Он несмело подошёл к порогу. Я побежала на кухню, достала все оставшиеся конфеты и вручила ему. Мелькнула мысль о деньгах – может, тоже дать?

Но Святогор, пробормотав «спасибо», уже побежал по лестнице. Я знала, что он больше не позвонит в мою дверь, и оттого стало немного грустно. Я стояла и слушала, как стучали по ступенькам его сапоги. Не как у богатырского коня, а, скорее, как у маленького жеребёнка, которому мама впервые дозволила побегать одному...

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных