Пт, 24 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Рыжая комета

Алёна Кашура | 30.11.2010

Новенькая

Маша Колычева появилась в нашей театральной студии «Манеж», как комета на тихом небосводе, – яркая и неожиданная. Она ослепила всех широкой белозубой улыбкой, наповал сразила мальчишек взмахом длинных ресниц. И когда начала со всеми знакомиться, библиотека Дома творчества «Городской», где мы оттачивали актёрское мастерство, наполнилась её сильным, звучным голосом.

«Ещё одна рыжая!» – отметила я про себя, ревниво разглядывая пышный Машин хвост, отливающий медью. На сердце навалился камень. Ведь когда у тебя огненный цвет волос, привыкаешь выделяться практически в любой компании. А в «Манеже» собрались сразу трое рыжих! С Артуром мы вечно ссорились даже по мелочам. Но если партнёр по сцене меня не особенно волновал, то в Машке я заранее углядела соперницу. И ещё почему-то решила, что она подружится со старшими актрисами студии, а до малявки вроде меня ей и дела не будет. Но дело нашлось...

– Слушай, у тебя удивительный цвет волос! – воскликнула Маша. – В кого такой – в маму или в папу?

– В прабабушку, – ответила я, обалдев от искреннего восхищения и неожиданного поворота событий.

– Правда? Здорово! – засверкала улыбкой новенькая и вдруг призналась: – А я чуть-чуть подкрашиваюсь хной – для оттенка.

«Ага, значит, никакая ты не рыжая!» – мысленно обрадовалась я. И ошиблась. Залетевшая в «Манеж» комета оказалась самой настоящей рыжей – от пяток до кончика веснушчатого носа. Но дело тут не в цвете волос. Ярко-огненная, горячая, взрывная была у неё натура. И всем, кто находился рядом, она щедро отдавала тепло и свет.
Очень скоро новая актриса студии стала моим старшим другом. Правда, в глубине души я продолжала немного завидовать Маше, потому что мечтала быть на неё похожей. И не могла.

Не как все

Всё в Маше казалось мне особенным... К примеру, она так сильно любила театр, что пришла в «Манеж», будучи студенткой филиала Белгородского университета, где училась на бухгалтера. И я не понимала, как в одном человеке уживаются творческая личность и склонность к точным наукам.

Но, похоже, саму Машу это не волновало. Она с лёгкостью вживалась в роли. Глядя на согбенную старуху в лохмотьях, ковылявшую по сцене к своему котелку, невозможно было догадаться, что ещё пару часов назад эта актриса сводила балансы, проверяла суммы, вычеты... Да, моя взрослая подруга не притворялась кем-то, а проживала судьбы своих персонажей.

Маша и в жизни не врала. И, если считала нужным, говорила всё прямо, без обиняков...
Однажды мы с ней готовили отрывок какой-то пьесы для теат­рального праздника. Она играла маму, я – дочь. День премьеры приблизился незаметно. Мы облачились в костюмы, причесались. Вдруг из кучи оставшихся вещей Маша вытащила вязаную беретку, надела и сразу преобразилась – красный цвет необыкновенно шёл к её рыжим волосам и тёмно-синему платью.

– Вот так и выйду на сцену! – обрадовалась она, разглядывая своё отражение в зеркале.

– Стоит ли? – нахмурилась я. – Всё-таки играешь серьёзную дамочку...

– А может, ты боишься, что мама будет красивее дочки? – улыбнулась Маша.

– Нет! – воскликнула я обиженно, потому как испугалась именно этого. – Иди в чём хочешь!

Но она сняла беретку и закрутила на голове смешной пучок. И я до сих пор не знаю, пожалела меня Маша или прислушалась к словам...

А ещё мне всегда нравился Машин голос – сильный, звучный. Если она что-то утверждала, в её словах не возникало сомнений. И когда на одной из репетиций наша комета сообщила о своём желании поступить в студию при Липецком академическом театре драмы имени Льва Толстого, я ни на секунду не усомнилась, что у неё всё получится. Более того... Своей мечтой Маша заразила и рыжего Артура. Экзамены ребята держали вместе, а готовила их руководительница нашего «Манежа» – Татьяна Александровна Грибачёва.

Взгляд со стороны

Для Маши поступление было особенно трудным. Она одновременно сдавала выпускные экзамены в университете и готовилась к творческим испытаниям. Но её мечта стать актрисой, словно бронепоезд, прорвалась через все препятствия. И в результате Машу приняли в студию, как и Артура.

Я радовалась победе ребят словно своей. Но, увы, в «Манеж» они стали приходить как гости, и то редко – занятия отнимали всё свободное время. Без Маши было особенно грустно. Казалось, вместе с ней из нашей детской студии ушло нечто особенное, яркое. Да и сама я стала появляться в Доме творчества реже и реже... Постепенно связь с бывшей напарницей по сцене прервалась. Но я продолжала наблюдать за её успехами со стороны. А точнее, из зрительного зала театра.

Поначалу Маша, как ученица студии, чаще появлялась в детских спектаклях. Помню, впервые я увидела её на большой сцене в «Шоу мартовского зайца», где она играла Робин Гуся... В спектакле был момент, когда актёры проходили через зрительный зал. Так как я сидела в крайнем кресле, подруга сразу заметила меня и весело подмигнула. Моему счастью не было предела! А однажды я привела на «Снежную королеву» младшую сестрёнку. И лишь к середине спектакля поняла: роль главной злодейки исполняет горячая, непоседливая Маша! Движения её были величественными, взгляд – холодным. «Снежная королева нас не заморозит?» – испуганно прошептала сестрёнка. «Не заморозит, не бойся», – ответила я, вспоминая солнечную улыбку «рыжей кометы».

Лишь одно печальное воспоминание связано у меня с Машей. Да и в том виновата я сама...

Как-то мы со знакомой пошли в театр на серьёзный спектакль, в массовке которого играла и Маша. Постановка нам не понравилась. Поэтому, когда все зрители встали, чтобы поблагодарить актёров, мы вдвоём остались на своих местах. Сама себе я казалась ужасно смелой – вот ведь какая, выражаю молчаливый протест! Но вдруг по мне скользнул Машин взгляд, и сердце моё сжалось. В одну секунду я осознала, что своей глупостью обидела труд дорогого человека. Стало невыносимо стыдно...

После этого случая я много раз хотела прийти в театр с огромной охапкой цветов, чтобы попросить у Маши прощения. Представляла, как напишу ей записку, вложу в букет, а после спектакля вручу. И ужасно боялась, что она не примет подарок. Наверное, поэтому так и не отважилась довести дело до конца. Возобновить дружбу помог сайт «Одноклассники». Маша сама нашла меня в сети, и с тех пор наша связь не прерывается, причём не только виртуальная, но и реальная.

***

Теперь Мария Колычева – актриса Липецкого государственного академического театра драмы имени Льва Толстого. Она окончила не только студию, но и актёрский факультет Российской академии театрального искусства (ГИТИС). Не раз побеждала в городском конкурсе молодых профессиональных артистов «Берегиня» и участвовала в международных театральных фестивалях. А сколько ролей на её счету!.. Маша была и коварной обольстительницей Жанеттой в постановке «Она», и преданной влюблённой Аграфеной в «Обыкновенной истории», и сильной духом Верой в «Рядовых». А недавно она вышла на сцену в роли взбалмошной Виржинии в спектакле «Месье Амилькар». Но главное, её героини никогда не останавливаются в развитии. От спектакля к спектаклю они меняются, приобретают новые черты характера, привычки, манеры.

А в жизни Маша всё та же «рыжая комета». Когда мы встречаемся на улице или в вестибюле театра, она широко улыбается, крепко обнимает меня со словами «Ну как ты, моя хорошая?». И я греюсь в её лучах...

Маша и автор десять лет назад...

Маша и автор десять лет назад...

Маша и автор десять лет назад...
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных