Сб, 25 Мая, 2019
Липецк: +17° $ 64.49 71.84

Велосипедный менуэт

Софья Милютинская | 24.08.2010

«ХМ, АНЕЧКА!»

Ну, скажу я вам, просто невыносимо противно болеть, когда на улице лето! Пьёшь горячий чай с малиной (это в такую-то жару!), заедаешь его горькими таблетками, меряешь упрямую температуру и всей душой завидуешь ребятне, гоняющей на улице мяч. И гоняйте, дорогие мои, и катайтесь на велосипедах и роликах, и пишите в «Ключик» письма о своих успехах. Как, к примеру, Аня Герасимова из Липецка. Вот её письмо, лежит на моём столе. А его автор и не ведает, на какое дело меня подвиг. Впрочем, пока не ведает. А я возьму и расскажу обо всём…

Случилось это после того, как в «Ключике» был опубликован рассказ «Роликовая мазурка» – о ребятах двора, в котором я живу, и о том, как они научили меня кататься на летних коньках. К рассказу, конечно, – фото. А на этом фото Анечка узнала своего бывшего одноклассника Серёжу Сысоева, четвероклассника 38-й школы. И написала мне о том, как Серёжка мечтал подружиться с двухколёсным велосипедом. «Вот было бы здорово, – предложила юная липчанка, – если бы вы в ответ на «роликовые» уроки помогли ему в этом!»

«Хм, Анечка!» – только и вымолвила я, прочитав письмо. Серёге действительно родители недавно купили велик, и он потихоньку его осваивал. Но я-то сама кататься на нем практически не умею!

ОПЕРАЦИИ БЫТЬ!

«Эврика!» – воскликнул Архимед, усевшись в ванну и увидев, что из неё выплеснулась вода. «Эврика!» – подражая великому уму человечества, воскликнула я, наблюдая из окна, как Серёжка с разбитыми коленками колесит по двору. Силы, затраченные на учение, уменьшатся вдвое, если делу будет учиться не один, а два человека! А если три – втрое! Значит, операции «Велосипедный менуэт» быть. Её участники (кроме Серёжки, разумеется) – ваша покорная слуга и моя дочь Вика…

Вечером мы втроём вышли во двор, ведя, так сказать, в поводу «железных коней». За нами с видом пастуха шагал мой муж, тоже Сергей. Надо сказать, на велике он катается почти профессионально, не раз совершал междугородные поездки. Словом, тылы прикрывать вполне годился. Проблема была только одна – как ему поддержать одновременно две или три спины, движущиеся с разной скоростью. К решению подошли математически: кому больше лет, тот справится сам. Хм, Анечка! А ты говоришь: «Научили бы вы»… Кроме того, Серёжка-младший оказался настоящим рыцарем и заявил, что поддержку уступает Вике. В доказательство предъявил две ссадины и объяснил, что, хотя и больно, он не плачет, а терпит.

«БУМ» – «ПОЕХАЛИ»

Итак, мы вышли на старт и пустились во все тяжкие. Нет, для Серёжки Сысоева, по-моему, «тяжкие» были не такими уж и тяжкими. Он довольно резво тронулся с места и, немного виляя из стороны в сторону, поехал вперёд. С Викиными «тяжкими» боролся папа, бежавший рядом как верный пёс за пограничником. Но зато мои «тяжкие» никто на себя не взял, и они набросились на меня всем скопом, словно стая кошек на подбитую ворону. Руль вертелся в руках, нарочно направляя «коня» на все камушки и выбоины. Путь превратился в чередование «бум» и «поехали». Причём «бумов» иногда было сразу два, а то и три. Но и с этим я как-нибудь бы справилась, если бы не дяденька, вышедший в это время на балкон одного из домов. Видимо, он решил меня, несчастную, подбодрить и громко запел песню «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пощады никто не желает!». Хорошая песня, мне всегда нравилась. Жаль, что дяденька знал лишь эти две строчки, и все пятнадцать минут, что я «семенила» под балконом, пел только их.

Тем временем Серёжка и Вика уже отъехали довольно далеко и поджидали меня на спортивной площадке у здания школы. А по дороге к этой площадке, точнее немного в стороне, растёт единственный тополь. Врезаться в него практически невозможно. Но мой руль, видимо, ещё издали заприметил деревце и решил испытать его на прочность. Подлые тормоза действовали заодно с ним и отказали мне в помощи. Я неумолимо приближалась к тополю, отчаянно крутя педали, и жалела о том, что не надела роликовый шлем. Бум!.. Эх… хорошо, что тополь был один…

«ВАРЯГ» НЕ СДАЛСЯ!

«Менуэт» «звучал» дней пять. Серёжка Сысоев уже лихо поднимал своего «коня» на дыбы, а Вика довольно уверенно каталась самостоятельно. Мой же «Варяг» хотя и не сдавался, но неизменно вилял, самовольничал и врезался в тот одинокий несчастный тополь. Видя мои страдания, Серёжка решил мне помочь (а может, тополю?..).

– Тёть Сонь! – предложил он. – Давайте я буду ваш багажник придерживать.

– Попробуй! – со вздохом согласилась я, не веря в успех.

Но… стоило моему соседу встать рядом, как велосипед вдруг спрятал свой характер и превратился в смирного жеребёнка. Даже мимо балкона того дяденьки я проехала не за привычные пятнадцать, а за две-три минуты. Что уж говорить о тополе, который с той минуты вздохнул облегчённо!

Словом, «менуэт» зазвучал более слаженно, в нём уже не главенствовали ударные инструменты. Оставался один решающий шаг: Серёжка должен был отпустить мой багажник.

– Ох и страшно!.. – заныла я.

– Это почему? – неожиданно возразил он и весело засмеялся. – Я же вас обманывал, просто рядом бежал! Вы сами говорили, что вдвоём легче!

Ну, Серега-Архимед! Хм, Анечка! Ох, закон дружбы!..

***

И вот теперь я заболела, сижу дома и лечусь. На балконе (то есть в «конюшне») сиротливо стоит велосипед (то есть «конь») и ждёт своего часа. Под балконом ходят ребята – они не катаются, соблюдая солидарность.

«Эврика!» – сказала бы я, если бы не болело горло. Действительно, любое дело дается вдвое легче, если ты не один. И если оно отложено по какой-то причине, то сила дружбы всё равно действует по-прежнему. Стало быть, к тому времени, когда вы, дорогие ребята и Анечка, прочитаете эти строки, я буду уже здорова. Если не считать синяков на коленках, которые наверняка появятся. А как же без этого?

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных